Традиционная корейская кухня

Поездка в КНДР

Авторизация

Реклама


Погода в Корее

Гидрометцентр России

free counters

Книга Стивена Гованса “Патриоты, предатели и империи: история борьбы Кореи за свободу"

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Роберто Сирвент

В этой серии публикаций мы просим известных авторов ответить на пять вопросов о своей книге. На этой неделе наш сайт беседовал со Стивеном Говансом . Гованс-независимый политический аналитик, основная тема работ которого – изучение того, кто влияет на формулирование внешней политики в Соединенных Штатах. Его последняяя книга - "Патриоты, предатели и империи: история борьбы Кореи за свободу".

Роберто Сирвент: Как ваша книга может помочь читателям понять нынешний политический и социальный климат?


Стивен Гованс: Конфликт между Соединенными Штатами и Северной Кореей начался не в тот момент, когда Северная Корея приступила к разработке программы создания ядерного оружия, хотя нынешний дискурс вокруг отношений между США и Северной Кореей-в основном сосредоточенный на мнимой угрозе ядерного оружия и баллистических ракет Пхеньяна для Соединенных Штатов и последующем требовании денуклеаризации—пытается заставить вас поверить, что это так. Но в реальности конфликт начался в 1945 году, когда Соединенные Штаты, сделав первые шаги по созданию глобальной империи беспрецедентного масштаба, прибыли на Корейский полуостров, чтобы принять японскую капитуляцию, и отказались признать вновь созданную Корейскую Народную Республику - государство, которое корейцы провозгласили для себя после 40 лет иностранного правления японцами.

Корея была разделена Соединенными Штатами на оккупационные зоны, чтобы принять японскую капитуляцию. Американские войска быстро ликвидировали Корейскую Народную Республику в пределах своей оккупационной зоны. Они сделали это, ведя войну против повстанцев, против корейских партизан, которые взяли в руки оружие, чтобы защитить зарождающуюся республику. Вместо республики Вашингтон установил там военную диктатуру США, а затем марионеточный режим-Южную Корею, которая обладала и продолжает обладать атрибутами злобного антикоммунистического полицейского государства.

"Политика США с 1945 года заключалась в том, чтобы сокрушить любое независимое корейское правительство.”

Корейская Народная Республика выжила к северу от 38-й параллели, в советской оккупационной зоне, и стала Корейской Народной Демократической Республикой (КНДР), неофициально известной как Северная Корея. Политика США с 1945 года заключается в том, чтобы сокрушить любое независимое корейское правительство, будь то недолговечная Корейская Народная Республика или ее преемница - КНДР.

В моей книге прослеживается история попыток США подавить независимые политические движения в Корее, причем не только на севере, но и на юге, а также борьба, которую вели корейские патриоты за объединение своей страны и освобождение ее от иностранного господства и военной оккупации, сначала империей Восходящего Солнца, начиная с 1905 года, а затем империей США, начиная с 1945 года.

- Что, по-вашему, активисты и общественные деятели могут почерпнуть для себя после прочтения вашей книги?

- Я надеюсь, что они почерпнут несколько вещей, но две из них особенно важны.

Первое - это базовое понимание того, каковы цели внешней политики США и кто ее формирует и влияет на нее. Внешняя политика США в значительной степени сформировала то, чем является и стала Корея с 1945 года, и невозможно понять Корею, не поняв сначала внешнюю политику США. Внешняя политика США определяется не широкой общественностью, действующей через своих избранных представителей для обслуживания широких общественных интересов, а элитой, базирующейся в деловых и особенно финансовых и банковских кругах, чтобы служить их секционным интересам. Я цитирую в своей книге замечание, сделанное Лениным: "Если не изучать экономическую сущность империализма, невозможно понять и оценить современную войну и современную политику." Хотя Ленин высказал эту мысль в 1917 году, она не утратила своей актуальности. Невозможно оценить современную войну и современную политику, как внутреннюю, так и внешнюю, без обращения к политической экономии, под которой я подразумеваю изучение того, кто в силу своего контроля над экономическими активами способен обладать огромной политической властью, позволяющей им превращать других в орудие своих собственных интересов.

Второй вывод заключается в том, что внешнеполитическая элита, к которой я отношу и основные средства массовой информации США, ослабляет противодействие американской агрессии во всем мире, пороча народы или нации, которые отказываются подчиняться тому, что Доменико Лосурдо назвал «международной диктатурой Соединенных Штатов». Неизменным аспектом этой программы управления общественным мнением является дегуманизация лидеров независимых государств. Лидер каждого государства, которое отказалось подчиниться политическому и экономическому господству США, порочится в прессе как монстр, будь то Слободан Милошевич, Саддам Хуссейн, Роберт Мугабе, Башар Асад, Муамар Каддафи или Ким Чен Ир и

Ким Чен Ын. Язык оскорблений так же любим президентами США, как и некоторыми деятелями левого толка. Как только те, кто стал мишенью внешней политики США, дегуманизируются, противодействие таким незаконным актам против них, как односторонние воздушные удары, вторжение, экономическая война и помощь внутренним мятежам, тает на глазах.

- Мы знаем, что читатели многому научатся из вашей книги, но от чего Вы надеетесь читателей отучить? Другими словами, есть ли у них особая идеология, которую Вы надеетесь демонтировать?

- Одной из идеологий, которую я надеюсь разобрать, является представление о том, что отсутствие либерально-демократических институтов в государствах, подвергшихся агрессии американской империи, происходит от "авторитаризма", присущего идеологиям этих государств, или от жажды власти со стороны лидеров этих государств, а не из-за состояния кризиса и чрезвычайного положения, порожденного агрессией США.

Люди, естественно, смотрят на другие общества через призму своего собственного опыта, и если их опыт-это опыт жизни в стране, защищенной от вторжения и нападения, как это верно для граждан США, им может быть трудно понять такую реальность, что Северная Корея живет под постоянной угрозой нападения и вторжения, и что страны, которым угрожает опасность, лишены роскоши «открытости».Если бы в Северной Корее возникли либерально-демократические институты, они способствовали бы способствовать организации Вашингтоном гибели Северной Кореи. (Если есть какие-либо сомнения в том, что достижение уничтожения КНДР является целью США, то напомню вам, что Джон Болтон, советник по национальной безопасности, однажды описал политику Вашингтона в отношении Северной Кореи репортеру New York Times, указав на том на его книжной полке. Эта книга называлась "Конец Северной Кореи.’)

С момента рождения КНДР независимое корейское государство столкнулось с решительными усилиями Соединенных Штатов по его уничтожению. Эти усилия включали угрозы войны, фактическое вторжение, полное сожжение страны в ходе войны с 1950 по 1953 год, угрозы ядерного уничтожения, мобилизацию сотен тысяч войск вдоль ее границ по крайней мере несколько раз в год в ходе военных игр под руководством США, постоянное преследование ее границ американскими военными кораблями и военными самолетами, непрекращающийся пропагандистский шквал и 70 лет экономической войны, кульминацией которой стала почти полная блокада. В этих условиях либерально-демократические институты невозможны.

Во-первых, Международный пакт о гражданских и политических правах освобождает государства в период “чрезвычайного положения, угрожающего жизни нации”, от их ответственности за обеспечение гражданских и политических свобод. Это вытекает из либерально-демократической теории, предусматривающей диктатуру во времена кризисов. Более того, Соединенные Штаты, Великобритания и Канада стали виртуальными диктатурами во время Первой и Второй мировых войн, управляли своими обществами, контролировали потоки информации, поставили свою экономику под государственный контроль и заключали своих политических противников в концентрационных лагерях. Две из этих стран, Соединенные Штаты и Канада, не сталкивались с экзистенциальной угрозой, и обе были защищены от вторжения двумя огромными океанами. Как только кризис войны исчез, либерально-демократические институты вновь появились. Любой, кто действительно хочет, чтобы либерально-демократические институты процветали в Северной Корее, должен работать над устранением угроз, которые делают эти институты невозможными.

- Какие интеллектуальные герои вдохновляют Вашу работу?

- История, которую я рассказываю о Корее времен японского колониального периода и американской оккупации полуострова, основана в основном на работе историка Брюса Камингса, чья работа очень убедительна. Мой подход к внешней политике США вдохновлен социологами, некоторые из которых работают в марксистской традиции, включая Альберта Шимански и Лоуренса Шоупа, и других, включая Уильяма Домхоффа и Томаса Фергюсона, которые этого не делают. Работа Доменико Лосурдо обеспечивает всеобъемлющее интеллектуальное направление книги.

-Каким образом ваша книга помогает представить новый мир?

- В книге представлен мир, который уже представляли себе другие, в том числе северные корейцы и другие народы и нации, которым пришлось многое перенести и бороться, чтобы преодолеть натиск империи. Новый мир, который они себе представляют—один из международных порядков суверенных и равноправных государств, связанных отношениями взаимной выгоды, - вряд ли является новым; он формально представлен в Уставе Организации Объединенных Наций.

Тим Бил, который много писал о Корее, утверждает, что Северная Корея является воплощением Устава ООН, и, действительно, темы Устава ООН очевидны в северокорейском представлении о том, каким должен быть международный порядок. По их мнению, " все страны и нации равны и имеют право осуществлять свой суверенитет...большая и развитая страна не имеет права отдавать приказы и управлять малыми и менее развитыми странами. Только тогда, когда все страны и народы развивают отношения на основе принципа равенства и взаимной выгоды, [международный порядок] может быть демократическим и дружественным.”

Это полная противоположность точке зрения США, которая заключается в том, что большие и развитые страны имеют право отдавать приказы и управлять малыми и менее развитыми странами. Книга помогает нам представить, что означает демократия на международном уровне, в отличие от нынешней международной диктатуры Соединенных Штатов.

Роберто Сирвент-профессор политической и социальной этики в Международном университете Хоуп в Фуллертоне, Калифорния. Он также выступает в качестве координатора информационно-пропагандистской деятельности и наставничества для сети политической теологии . В настоящее время он пишет книгу вместе с коллегой- Дэнни Хайфоном под названием "Американская исключительность и американская невинность: поддельные новости американской империи".

Баннер
Баннер
PR-CY.ru
Крупный магазин наркотиков hydra onion официальный сайт