Традиционная корейская кухня

Поездка в КНДР

Авторизация

Реклама


Погода в Корее

Гидрометцентр России

free counters

Глава 3. Патриот

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Когда «ведущему специалисту по корейскому коммунизму Дэ Сук Су, наконец, позволили объяснить реальную историю большому залу, полному молодежи в Сеуле в 1989 году, услышав, что Ким Ир Сен был на самом деле героем сопротивления, они бурно зааплодировали» (1).

Ким Ир Сен при рождении в 1912 году получил имя Ким Сон Чжу. Он принял партийную кличку Ким Ир Сен, как Ленин (Ульянов), Троцкий(Бронштейн), Сталин (Джугашвили) и Хо Ши Мин (Нгуен Шинь Кун) и многие другие революционеры. Он не был ни "марионеткой СССР в марионеточной Северной Корее", ни "самозванцем, присвоившим имя знаменитого антияпонского партизана", как утверждает южнокорейская пропаганда. На самом деле это настоящий корейский патриот, посвятивший свою жизнь достижению свободы Кореей – «несомненный герой», - как Брюс Каммингс назвал его,- человек, который «воевал десять лет в условиях самых суровых зим, иногда при морозе ниже 50 градусов» (2). Кроме многих лет во главе вооруженной борьбы против японцев, Ким Ир Сен больше сорока лет строил независимое корейское государство на разделенном США полуострове, защищая его от посягательств США и стараясь объединить полуостров в независимую корейскую страну. «Легко потерять страну», - однажды написал Ким Ир Сен, - «но трудно отвоевать ее обратно» (3). За более 60 лет борьбы Ким Ир Сен никогда не сдавался перед трудностями, которые он встретил на своем пути.


Партизанский вожак и основатель государства признавал, что независимость Кореи – долгосрочный проект, возможно, длиннее человеческой жизни. «Индия завоевала независимость от Англии после 200 лет колониального рабства», писал он. «Филиппины и Индонезия завоевали независимость после 300 лет. Алжир – после 130 лет. Шри Ланка – после 150 лет, и Вьетнам –после почти 100 лет» (4).

Освобождение Кореи может потребовать веков, считал он. Но он явно чувствовал, что независимость будет неизбежна, если корейцы будут за нее бороться.

Ким Ир Сен родился в деревне рядом с Пхеньяном в 1912 году. Его отец был корейский патриот, участник восстания 1919 года, когда корейцы, как и другие угнетённые всего мира, вспыхнули гневом против Вудро Вильсона, который не собирался предоставить право на самоопределение угнетенным народам колоний. За свою борьбу против колониального порабощения Кореи отец Ким Ир Сена был посажен в тюрьму японскими властями. Выйдя в 1925 году из тюрьмы, отец Ким Ир Сена, как и многие другие патриоты, перевез семью в Манчжурию, что избавиться от власти Японии. (5) Старшеклассник Ким Ир Сен вступил в подпольную марксистскую группу и читал Маркса и Ленина. Это привело в 1929 году к его аресту и заключению на несколько месяцев. После того, как Япония установила марионеточное государство в Манчжурии в 1931 году, Ким Ир Сен вступил в КПК, и ушел в подполье, для организации партизанской борьбы против японских оккупантов (6). Он основал первый партизанский отряд весной 1932 года (7), с долгосрочной целью – освобождения Кореи (8).

Свободная от власти Японии до 1931 года, Манчжурия стала убежищем для многих корейцев, которые составили большинство тех, кто сопротивлялся японскому завоеванию этой китайской провинции. Приблизительно 80% антияпонских партизан в Манчжурии были корейцы. И большая часть коммунистов в регионе были корейцы (9).

В феврале 1936 года Ким Ир Сен стал руководителем местного отделения КПК в Манчжурии, завоевал серьезную репутацию, и, хотя ему было всего 24 года, играл важную роль в сопротивлении. Формально Ким Ир Сен был командиром 3-й дивизии в руководимой компартией Единой антияпонской армии. Под его командованием были несколько китайских командиров (10).

Ким Ир Сен стал таким важным человеком, что японская армия организовала специальное подразделение для охоты за ним, во главе с генералом Нозоэ Шотоку (11). Одним из высокопоставленных подчиненных Нозоэ был корейский предатель Ким Сок Вон, который присоединился к японской императорской армии и взял себе японское имя Канеяма Сакуген. Kим Сок Вон позже стал командиром южнокорейских войск на 38 параллели, играя значительную роль в событиях, предшествовавших Корейской войне в 1950 году. Kим Сок Вон был не единственным предателем, который охотился за Ким Ир Сеном и корейскими партизанами, которыми он командовал. Среди таких предателей был еще Пак Чжон Хи, который присоединился к японской императорской армии и взял себе японское имя Такаги Масао. Лейтенант императорской армии, он был направлен в антипартизанское подразделение, охотиться за своим соотечественниками (12) Позднее этот самый Пак стал президентом Южной Кореи и отцом Пак Гын Хе – опозорившейся бывшей президентши ЮК, которую в 2017 году вынудили уйти в отставку из-за скандала. Ее президентство отчасти совпало по времени с правлением Ким Чен Ына – внука Ким Ир Сена. К 1937 году Ким Ир Сен стал командиром 6-ой дивизии Северо-восточной анти-японской единой армии, который неофициально знали как дивизия Ким Ир Сена(13). Советский журнал в 1937 году сообщал , что «в ходе боев против японских империалистов крупные и талантливые вожди получили возможность проявить себя…Среди них особенно выделяется подразделение (Ким Ир Сена)». В статье отмечается, что специальное подразделение Нозоэ не смогло схватить талантливого партизанского вожака (14).

Взбешенные постоянными неудачами в попытках схватить неуловимого Ким Ир Сена и подавить партизан, японцы решили увеличить усилия для уничтожения будущего руководителя Северной Кореи и его партизанской армии. В августе 1039 года из Токио послали около 24 000 солдат и полицейских для участия в шестимесячной антипартизанской операции(15). 2 японских полковника, участвовавших в этой охоте, рассказали оккупационным войскам в 1951 году, что «Ким Ир Сен был «самым знаменитым» из корейских партизан в конце 1930-х». Он был особенно популярен среди корейцев в Манчжурии, сказали они, прибавив, что многие корейцы восхваляли его как корейского героя и оказывали ему, тайно, моральную и материальную поддержку» (16).

С началом нового десятилетия Ким Ир Сен, чья растущая слава обратила на него даже внимание старшего специалиста госдепа США по Корее аж в Вашингтоне, был вожаком партизан в Манчжурии, которого японцы боялись больше всего (17). Он вырос в должности еще выше в антияпонской армии во главе с коммунистами, и стал командиром второго региона в Первой армии (18). Но с усилением японской антипартизанской операции, партизанская армия терпела значительные потери. С помощью корейских наемников, японская армия в конечном счете свела численность подразделения Ким Ир Сена до 12 бойцов, когда они были формально преобразованы в часть Красной армии (СССР) (19). Состоящая из 1000 -1700 солдат, в основном китайцев, и нескольких сот советников из СССР, бригада состояла из 4 батальонов, одним из которых командовал Ким Ир Сен (20).

Брюс Каммингс заметил, что в качестве партизана Ким Ир Сен стал «классическим героем в духе Робин Гуда», пересекая корейскую границу, отбирая землю у «помещиков и пособников японцев», раздавая ее бедным крестьянам и уничтожая «пережитки феодализма» и «дискриминацию против женщин» (21). Ким Ир Сен потом построил Северную Корею на тех же принципах – сопротивления иностранному контролю, свержения феодализма и демократических реформ.

В то время, как Ким Ир Сен играл ведущую роль в борьбе за изгнание японских захватчиков из Манчжурии, в Токио расширяли империю, создавая то, что они называли «Сфера общего процветания Восточной Азии».

В 1939 году Корея и Тайвань снабжали Японию таким количеством риса, что она стала самодостаточной в этом отношении. И Манчжурия стала важной частью японской экономики как источник угля и железной руды (22). Но «Сфера общего процветания Восточной Азии» порождала 2 проблемы. Во-первых, она была навязана другим народам, которые сопротивлялись японскому господству, что требовало значительных вложений в армию, чтобы подавлять сопротивление. Во-вторых, эта сфера содержала главные источники олова и каучука, двух видов сырья, настолько важного, что другие великие державы, включая Великобританию и США, крайне в них нуждались, но не имели их. Потребность промышленников США и Великобритании в этом сырье и почти полная монополия Японии на него могла привести к войне (23).

С ростом автомобилизации английские инвесторы поняли важность каучука как выгодного сырья и вложили огромные суммы в каучуковые плантации в Малайе. Английские инвестиции составляли три четверти мирового производства каучука в начале 1920-х. Скоро плантации начали расти как грибы и в голландской Ист-Индии. Вместе эти две территории производили 98% мирового урожая каучука. Каучук приобрел дополнительное значение для Великобритании как крупнейший источник долларовых поступлений (24).

Для США регион, который японцы желали включить в свою "сферу совместного процветания", был также источником одного из немногих видов сырья, которых им не хватало – олова. Один экономист в США пророчил катастрофу, если США не пустят в этот регион. Экономика США, писал он, и армия США «не могут действовать без каучука и олова, которые в настоящее время нельзя получить в достаточных объемах, кроме как в английских и голландских колониях в юго-восточной Азии. И Япония сейчас господствует над торговыми путями, соединяющими западное побережье США и Малаккский пролив… Это, под рукой у Японии, самое безопасное и куда более мощное оружие против США, чем любое нападение военного флота» (25).

Когда Вермахт начал завоевание Европы в конце 1030-х, восточноазиатские колониальные владение побежденных европейских стран оказались бесхозными. Подавленные военной мощью Германии, Великобритания, Франция и Голландия слишком ослабли, чтобы защищать свои восточно-азиатские колонии. Когда Франция и Голландия пали, голландская Ист-Индия и французский Индокитай стали лакомым кустком, готовым для поглощения голодной до возможностей построения империи Японии. Занятая обороной своего острова, Великобритания не могла выделить достаточно войск для защиты своих восточно-азиатских владений, оставив Гонконг и Малайю практически беззащитными. И Япония нанесла удар. Сигналы тревоги зазвучали в Вашингтоне, как и в Лондоне, как в Уайтхолле, так и в Страттон хаус, где находилось голландское правительство в изгнании. Империализм Токио сорвался с цепи, и империи Голландии, Великобритании и США оказались под угрозой. Что-то надо было делать. В ответ на угрозу грабежа колоний со стороны своих японских конкурентов три эти державы ввели санкции, заморозили японские счета и ограничили доступ Токио к нефти- сырью, на которое 3 этих державы имели почти полную монополию (26).

Но вместо того, чтобы сломить Японию, нефтяное эмбарго усилило решимость строителей японской империи захватить земли с нефтяными месторождениями. Для этого надо было включить голландскую Ист-Индию и английское Борнео в японскую империю. Обе эти европейские колонии производили 9 000 000 тонн нефти в год, - достаточно, чтобы насытить нужды Японии (27). Но как этого достичь, без того, чтобы Вашингтон вмешался военной силой?

Ответ, с точки зрения японцев, заключался в том, чтобы начать превентивную войну против Тихоокеанского флота США, базировавшегося на Гавайях. Если этот флот потопить внезапной атакой, Япония могла бы получить передышку для завоевания колоний Запада в Восточной Азии раньше, чем США смогут ответить. Пока США восстанавливали бы свой тихоокеанский флот, Япония успела бы включить соседей в грозную и самодостаточную империю, которая имела бы все ресурсы, необходимые для обороны и промышленного роста, лишив великие державы возможности помешать развитию Японии, перекрыв ее доступ к необходимым ресурсам (28).

Этот план сработал – на какое-то время. Неожиданное нападение Японии на Перл-Харбор ослабило США на Тихом океане не полгода. За это время японцы быстро провели ряд войн за передел мира, захватив некоторые колонии США, Англии и Голландии, которые сами США, Англия и Голландия перед этим захватили -часть у других империй (все они на самом деле были отняты у их коренного населения!). Эти захваты включали Филиппины, Британскую Малайю, Сингапур, голландские Ист-Индии, Борнео и Новую Гвинею, а также ряд тихоокеанских островов (29). Японцы надеялись, что к тому времени, как США оправятся, им придется признать «Сферу общего процветания Восточной Азии» как свершившийся факт. А если нет, то с большой империей, полной сырья для промышленности, включая нефть и каучук, Япония была бы достаточно вооружена для отражения нападения США и Англии.

Но японцы просчитались. США получали 90% олова и практически весь каучук из региона, захваченного Японией, и поскольку Англия получала значительную часть иностранной валюты от продажи малайского каучука – шансы того, что Лондон и Вашингтон согласятся на такой передел мира Японией были настолько же малы, как шансы на согласие Японии на исключение ее из "соревнования" империалистов (30).

В конечном счете островное положение Японии и ее недостаточные инвестиции во флот стали причиной ее поражения. Источники сырья, необходимые для ее промышленности и продовольствия для ее населения, лежали за морями. Чтобы воевать против США, она должна была защищать морские пути, от которых зависело ее снабжение. Но эта задача оказалась не по силам для недостаточно мощного ВМФ Японии.

Флот США заблокировал своего восточноазиатского конкурента, лишив Японию доступа к сырью из колоний (31). К концу 1944 года поставки риса с Тайваня и юго-восточной Азии почти прекратились, а риса из Кореи – сократились наполовину (32). Нефть стала таким дефицитом, что японские летчики начали полеты камикадзе для экономии горючего. Самоубийца причинял в 5-10 раз больше ущерба, а потреблял только половину горючего – ему не надо было возвращаться (33).

После того, как Японии перекрыли доступ к продовольствию и промышленному сырью, ее капитуляция стала только вопросом времени. Хорошо видя свое безвыходное положение, в Токио надеялись, что СССР – с которым у них был договор о ненападении – поможет заключить мирный договор. Но японцы не знали, что Сталин в Ялте в феврале 1945 года пообещал Рузвельту и Черчиллю вступить в войну на Тихом океане через 3 месяца после окончания войны в Европе. Война в Европе кончилась 8 мая 1945 года.

Точно 3 месяца спустя – 8 августа – Сталин послал советские войска в Манчжурию и Корею и этим ударом завершил войну. В популярной истории Второй мировой войны, навязанной США, решение Вашингтона обрушить атомные бомбы на 2 незначительных в военном отношении японских города якобы нанесло решительный удар Японии. Однако эта шовинистическая басня полностью исключает значение вступления СССР в войну. Еще до объявления СССР войны Японии власти Японии знали, что их поражение – только вопрос времени, и что их единственная надежда -помощь СССР в достижении мирного договора. Когда эта надежда исчезла, они поняли, что все пропало. Их положение из отчаянного стало безнадежным. Через неделю Япония сдалась.

Баннер
Баннер
PR-CY.ru