Традиционная корейская кухня

Поездка в КНДР

Авторизация

Реклама


Погода в Корее

Гидрометцентр России

free counters

Действие четвертое

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Спустя несколько дней.
Рудничный поселок. С одной стороны покосившийся вход в шахту, с другой — новая пустая порода. Небо чернят тучи. Проходит вереница рудокопов. Надсмотрщик жестоко подгоняет их бичом. Появляется мать и смотрит на жалкий вид поселка и его обитателей, измученных истязаниями и каторжным трудом.

Хор.

Сколько лет

этой рабской доле!

Кровь течет

из отверстий шахты.

Когда ж настанет

день освобождения

от кровожадных злыдней?

В изнурительном труде

жизнь печальна.

Натруженная грудь

полна горючих слез.

О сгущающиеся на небе,

черные тучи,

унесите с собой

наше горе.

Шахта обваливается. Женщины плачут, стонут, рыдают, зовя погребенных обвалом мужей. Глубоко опечалилась мать, наблюдая за трагедией. Она вспоминает свое прошлое.


Хор.

О, мать, мать!

Мы знаем,

почему ты плачешь.

Раз ты плачешь,

и мы готовы с тобой

вместе рыдать.

Под это пение возникает и исчезает сцена сожжения мужа, встают образы рыдающих матери и детей.

Мать.

Ради обездоленного,

попранного народа

отдам жизнь свою.

Клянусь революцией!

На сцене снова светлеет. Собираются женщины, члены Женского общества рудничного поселка. Мать входит во двор.

Мать. Еще не пришла та бабушка, которая знает содержанку хозяина рудника?

Председатель Женского общества рудника. Она, член нашего общества, придет сейчас.

Входит мать Кен Чхора.

Мать. Да ведь это мать Кен Чхора, с которой мы расстались в море крови!

Мать Кен Чхора. Да кто же это?

Мать Кен Чхора плохо видит и пристально всматривается в лицо матери.

Мать. Это я, мать Вон Нама.

Мать Кен Чхора. Что? Неужели мать Вон Нама? Мать Вон Нама!

Обе обнимаются и плачут.

Мать.

Ведь вы

уходили на родину,

а все еще

маетесь на чужбине?

При виде вас,

стареющей в горе,

сердце мое

разрывается в груди.

Мать Кен Чхора.

До родной деревни

три дня пути,

а не дойти

и за десять лет.

Единственный сын был

моей опорой,

его зарезали

заморские негодяи.

Женщины.

Как же жить на Родине,

если у нас ее нет?

Мать.

Не будем сетовать, 

сидя сложа руки.

Встанем на борьбу

за свободу дорогой Отчизны.

Надеяться нам можно

только на свои силы,

в смертельной схватке

завоюем новый мир.

Женщины.

Подруги, нас —

половина населения,

сразимся, сплотив силы!

Мы справимся с врагом,

если женщины

объединят свои силы.

Мать Кен Чхора. По каким делам пришла?

Мать. Мне нужно встретиться с содержанкой хозяина рудника.

Мать Кен Чхора.

Глубину моря

измерить можно,

а душу человеческую

измерить нельзя.

Мать Кен Чхора и женщины.

Не зная этой женщины,

мы рискуем.

Если попадемся,

то всех нас убьют.

Мать.

Нельзя, конечно, измерить

душу человеческую,

но никуда не денется

ее классовая основа.

Мать и хор.

Давайте пробудим

всех наших людей

и поднимем их

на путь революции.

Мать Кен Чхора. Тогда пошли!

Мать (председателю Женского общества рудника). В таком случае здешнюю работу я поручаю вам.

Мать вместе с матерью Кен Чхора скрываются. Женщины пакуют взрывчатку. Вбегает стоявшая на карауле женщина.

Женщина. Беда! Сюда идут японцы!

Председатель Женского общества рудника. Скорее возьмите на спины взрывчатку!

Женщины пеленают пакеты с взрывчаткой, как младенцев, и привязывают их к своим спинам. Входят японский капрал с рядовыми и хозяин рудника. Солдаты обыскивают помещение.

Капрал. Чем это, бабы, вы здесь занимаетесь? А? На руднике пропала взрывчатка. Никто не видел воров, а?

Хозяин рудника. Господин капрал, в связи с наклеенными листовками надо полагать, что взрывчатку украли коммунисты.

Солдаты докладывают о безрезультатности обыска.

КапралНету? А почему туточки собралось так много матерей с детьми?

Члены Женского общества делают вид, что плачут.

Капрал. Смерть ваших мужей от обвала шахты — это то же самое, что умереть во имя великой японской империи!

Быстро входит староста, рапортует.

Староста. Господин капрал! Есть донесение, что из нашего села сюда прибыла одна женщина, за которой установлена слежка.

Капрал.

Ты стань сторожить

эту дорогу, а ты —

к мосту! Усилить охрану,

проверку, обыск!

Всех подозрительных или

нездешних хватайте

без всякого разбору,

и ко мне на проверку.

Солдаты.

Всех подозрительных

или нездешних мы будем 

построже проверять

и всех хватать.

Японцы, староста, хозяин рудника уходят. Женщины возвращаются к прерванной работе — пакуют взрывчатку.

Пауза.

Слышен топот конных копыт. Появляются мать и Кви Сун. Мать дружески разговаривает с ней.

Мать.

И у меня есть дочка,

с тобой одногодка.

Так ты молода,

так лицом красива,

а умереть хотела?

зачем думать о смерти,

а не искать пути к счастью?

Ведь отцы и матери

живут в слезах.

Женщины.

Кому, как не нам,

отомстить за отца,

погибшего по злобной

несправедливости?

Когда встанут

униженные женщины,

придет день свободы,

наступит день счастья! 

Кви Сун.

О мать, спасшая меня

от срама и смерти,

и я, как вы,

буду бороться! Клянусь!

Женщины.

Мы, женщины,

униженные и попранные,

будем бороться

за свободу и свои права!

Выходят члены Женского общества, неся пакеты с взрывчаткой.

МатьПогрузим-ка сей товар на бричку. Женщина. Опять гады идут.

Слышен топот солдатских сапог. Члены Женского общества уходят, погрузив взрывчатку. Прибегает капрал с солдатами.

Капрал. Что за бричка?

Японские солдаты намерены обыскать бричку.

Мать. Что за нахальство? Какой может быть обыск?

Солдаты колеблются, смотрят на капрала.

Капрал. Куда идет бричка?

Кви Сун. Еду в городок, провожаю родную мать.

Мать и Кви Сун приближаются к бричке.

Капрал. Подождите малость.

Кви Сун (капралу). Мы очень спешим, ваше благородие, нам надо ехать.

Капрал. Кучер, пошел!

Звук стегания бичом, стук конных копыт и шум колес. Громкий звон бубенцов. Выбегает староста и смотрит в сторону удаляющейся брички.

Староста. Господин капрал, мать Кап Сун приходила в рудничный поселок. Но она бесследно исчезла. Подозрительно что-то.

Капрал. Что?

Японские солдаты уходят.

Занавес


Баннер
Баннер
PR-CY.ru