Традиционная корейская кухня

Поездка в КНДР

Авторизация

Реклама


Погода в Корее

Гидрометцентр России

free counters

4. ПАРТИЯ В ВОЙНЕ 1950- 53 ГОДОВ

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

к содержанию...

Если к 1950 году советские войска из Кореи были давно выведены, то США по-прежнему сохраняли здесь числом изрядный военный контингент. Только офицерский корпус янки состоял более чем из тысячи кадровых военных. Как выяснилось, они и выводили-то свои формирования лишь для того, чтобы обеспечить свободу действий южнокорейским головорезам, натренированным американскими инструкторами и снабжённым американским оружием. И чтобы при этом самим остаться якобы непричастными к кровопролитию. Они вообще любили и любят воевать чужими руками, хотя это не всегда им удаётся.


Офицеры США командовали всеми полицейскими подразделениями и некоторыми военными частями. Они ногами открывали дверь в любой чиновничий кабинет в любой точке южнокорейской оккупационной зоны, только по недоразумению именуемой государством.


Уже во время осуществлявшейся под их началом операции под названием «стабилизация тыла» произвол носил дикий характер, и с 1948 года освящался «Законом о государственной безопасности». Кстати, закон действует поныне, позволяя южнокорейским правителям расправляться с гражданами за малейшее несогласие с тамошними порядками, носящими все признаки полицейского террора.


В южнокорейских госорганах заседали те же коллаборационисты, что и при японцах. На местах заправляли те же помещики. Процветали шпиономания, доносительство, шельмование и сведение личных счётов. В течение только одного 1949 года было схвачено 478 тысяч человек, 93 тысячи из них погибли в застенках. Были арестованы девятнадцать членов южнокорейского парламента. Режим запретил и разогнал сто тридцать две политические партии и общественные организации. Разгромил редакции и типографии левых изданий. Забастовки, демонстрации и митинги – никакой протест – не допускались. При подавлении восстания жителей острова Чечжу было убито от 30.000 до 70.000 человек. Точное число неизвестно до сих пор.


Волнения шли даже в казармах. Было казнено около пяти тысяч военнослужащих, обвинённых в коммунистических убеждениях. «Неблагонадёжных» в южнокорейской армии было действительно много. Как ни усердствовали сеульские генералы, чтобы изолировать её от местного населения, контакты имели место и разлагающе действовали на солдат, из коих режим старался сделать послушных, нерассуждающих роботов-убийц.


Глава североамериканской военной миссии назвал сеульскую военщину «замечательным сторожевым псом». В его словах было столько политического цинизма, сколько расистского презрения к азиатам и солдафонского откровения. Он отдал южнокорейским командирам распоряжение выселить из повстанческих районов жителей всех сёл, а сами сёла сжечь. С противившимися крестьянами безжалостно расправлялись. Но сопротивление нарастало. Из восьми провинций юга восстания полыхали в пяти.


В это же время народ КНДР, ведомый Трудовой партией Кореи, успешно выполнял первый двухлетний план развития народного хозяйства.


Была проведена земельная реформа и покончено с помещичьим гнётом. Это имело колоссальное значение, учитывая, что почти 80% населения состояло из крестьян. Было ликвидировано 44 тысячи помещичьих дворов, которым принадлежало почти 60% всей пахотной земли. Она была перераспределена среди 720 тысяч крестьянских дворов, освободившихся наконец от феодальной кабалы. Важнейшей чертой реформы стало запрещение купли-продажи земли – оси справедливого устройства жизни не только на селе, но в любом государстве в целом.


Были национализированы не только крупные предприятия, но и банки. В отличие от плачевного положения в экономике Юга, здесь росло производство промышленных и продовольственных товаров. Командированные советские специалисты помогали северокорейцам в строительстве заводов и фабрик, в подготовке кадров для промышленности, сельского хозяйства, вооружённых сил. Более чем скромное число наших военных наставников (порядка ста человек), в отличие от офицеров-янки, не обладало никакими командными функциями.


КНДР строилась, училась, приобщалась к культурным достижениям, создавала основы отечественной науки, повышала своё благосостояние. И зорко следила за военными приготовлениями противника, крепила оборону, чтобы готовящаяся война не застала её врасплох.


Трудовая партия Кореи справедливо придавала первостепенное значение созданию дисциплинированных, хорошо обученных и оснащённых вооружённых сил. В то время морально-политическое состояние армии и народа было очень высоким. Собственно, оно и сейчас в ситуации, когда противник почти полностью окружил страну и хочет взять её на измор, одно из самых высоких в мире.


Нет ничего удивительного в том, что корейские коммунисты, выстрадавшие идею освобождения родины, вынесшие на своих плечах всю тяжесть борьбы с японскими захватчиками, ненавидели внутренних и внешних врагов, которые строили козни на пути объединения страны. Ненависть была взаимной, но в данном и в других вопросах коммунисты выражали чаяния подавляющего большинства корейцев. При этом они не совершили ничего, что можно было бы расценивать как неспровоцированное нападение северян на южан. КНДР не разрабатывала плана войны с режимом проамериканской марионетки – Ли Сын Мана. Зато свидетельств о наличии соответствующего плана у противоположной стороны, хоть отбавляй.


«Холодная война» набирала обороты, и Запад откровенно стремился перевести её в стадию «горячей». Поэтому ТПК разрабатывала линию и политические установки, исходя из невозможности и неправомерности мирного сосуществования, но лишь мирных либо немирных форм и путей противостояния капитализма и коммунизма. Это было демонстрацией не экстремизма, а своей приспособляемости к этим формам и путям при их извечном содержании. А также – демонстрацией неподатливости убаюкивающей болтологии западников, из-под овечьей шкуры которых всё чаще доносился звериный рык.


Вот одно из таких рычаний высокопоставленного южнокорейского чиновника: «Наступило время сражения военных сил двух миров, которые не могут существовать рядом друг с другом». Перепрыгнув через десятилетия, послушаем, что говорят они в XXI веке. «Принесите отрезанную голову коммуниста и получите ваше законное вознаграждение», – это слова офицера современной южнокорейской полиции.


В тот период ТПК стала штабом всего народа. Не было разницы между солдатом и членом партии. Поэтому, когда южнокорейская армия 25 июня 1950 года вторглась в пределы КНДР, то буквально через несколько часов застряла и попятилась. А ведь руководили ею американские офицеры. Но южане уже через несколько дней улепётывали без оглядки. В считанные недели северяне освободили столицу марионеток Сеул. Очистили от противника почти весь полуостров и вышли к Корейскому проливу. Потери южнокорейских вояк составили 60 процентов личного состава: убитые, раненые, пленные и разбежавшиеся.


В освобождённых районах при активном участии ТПК возрождались разгромленные первичные парторганизации, крестьянам безвозмездно передавалась земля. Были введены гораздо более высокие тарифы оплаты труда – такие же, как на севере страны. Создавались органы местного самоуправления, общественные движения получали возможность действовать легально. Полным ходом шли другие демократические преобразования, ранее прерванные репрессиями американской и сеульской администраций.


ЦК партии в целях мобилизации всех сил на победу уже 27 июня обратился к коммунистам с открытым письмом. Требовалось: перестроить партработу на военный лад, каждому члену ТПК – углублять свои военные знания и умения, придать парторганизациям ещё бо̀льшую роль в обществе, крепить их связи с остальными дружественными партиями Кореи.


Под руководством коммунистов на предприятиях формировались рабочие полки и батальоны, которые спешили на помощь армейским частям. Такие же подразделения создавались в учебных заведениях. К концу лета 1950 года около 900 тысяч представителей рабочей и учащейся молодёжи КНДР взяли в руки оружие, чтобы спасти родину.


Общему успеху в немалой степени способствовали разработанные лидером партии и верховным главнокомандующим Ким Ир Сеном необычные и нестандартные, мастерски применяемые тактические приёмы, его находчивость при создании военной инфраструктуры.


В частности, народноармейцы освоили приём сверхоперативного контрнаступления. Обычно наступление начинается после подтягивания резервов, перегруппировки сил и других подготовительных мер, требующих некоторого перерыва в активной фазе боёв и перехода к фазе обороны. Однако северяне зачастую переходили в контрнаступление немедленно, сразу, как только атака врага отбита и его продвижение вперёд застопорилось. Врагу не давали передышки, и он откатывался назад гораздо стремительнее, чем до того наступал.


Воины Корейской Народной армии в совершенстве владели методами ведения боя в горных условиях.


Ким Ир Сен развил теорию и практику такого специфического вида военного искусства, как бои с использованием подземных коммуникаций. Разветвлённая, непрерывно растущая даже в самые тяжёлые дни войны сеть тоннелей и скрытых ходов сообщения помогала патриотам, как в обороне собственных позиций, так и в штурмовых налётах на противника.


Партийные организации призвали население от мала до велика к выполнению военного долга. Под их руководством километры тоннелей прокладывались вручную, с использованием кирок, молотов, зубил, которые в подземных же кузницах отливали из металла, оставшегося от подбитой вражеской техники, от осколков бомб и снарядов.


Лисынмановцы воевали неохотно, неумело, наступали нерешительно, зато быстро отходили, стремились отсидеться в окопах. Они не получали никакой поддержки от населения. Зато кимирсеновских бойцов население встречало цветами и массово вступало в добровольческие отряды. В августе в руках деморализованных южнокорейских и североамериканских вояк оставалась небольшая полоса побережья с портом Пусан – 5% территории страны.


Совет Безопасности ООН, проведя заседание в отсутствие обладавшего правом вето советского представителя, заслушав лживые от начала до конца сообщения врагов корейского народа, принял незаконное по всем нормам решение. Он благословил Соединённые Штаты на военную интервенцию.


Почему отсутствовал советский представитель? Он бойкотировал заседания Совета Безопасности в знак протеста против того, что место Китая в ООН занимало североамериканское послушное орудие – представитель диктатора Чан Кайши; этого американского холуя китайские коммунисты вышвырнули с материка на остров Тайвань.


Не веди Запад раскольническую, подрывную деятельность, не вмешайся во внутренние дела китайцев и корейцев, не окажи военную поддержку кучке чанкайшистов и лисынмановцев, – Китай и Корея давно восстановили бы свою территориальную целостность и национальное единство.


Назовём вещи своими именами. Нападение на КНДР означало антикоммунистический крестовый поход, в котором приняли участие воинские формирования США и 15 государств-сателлитов. В общей сложности – более двух миллионов военнослужащих, считая и южнокорейских. Однако эта интервенция всё равно вошла в историю, как война США, ибо на их долю падает девяносто процентов технического и финансового участия в ней. Их живая сила в количестве почти 500 тысяч военнослужащих, брошенных в дальневосточную мясорубку, тоже говорит сама за себя.


В эти дни, обращаясь по радио со знаменитой речью к народу, Ким Ир Сен призвал его на священную борьбу против агрессоров: «Все силы на победу в войне!». Организационный и боевой опыт, приобретённый кадровыми работниками партии и армии за годы предыдущей легальной и нелегальной борьбы, пригодился в новой обстановке, благотворно сказался на ведении боёв с сильнейшим в мире противником и последующей победе над ним.


Прикрывшись фиговым листком ооновской резолюции, опасаясь окончательного разгрома блокированных на пусанском плацдарме остатков южнокорейской армии и своих вояк, США предприняли невиданные мобилизационные мероприятия. Заработал их отлаженный военный конвейер. В Пусане не успевали разгружаться транспортные корабли, доставлявшие технику и разнообразное снабжение, высаживались стрелковые, танковые, артиллерийские, сапёрные и др. части агрессора.


Короче говоря, в сентябре началось их наступление. Корейская Народная армия отчаянно сопротивлялась, но силы были слишком неравны, и ей пришлось отступать.


Боевые действия на полуострове существенно отличались от тех, что ещё недавно шли на советско-германском и советско-японском фронтах. Но поразительно, как много общих подвижнических черт имели они! Сказывалась единая, исконно народная, отформатированная в виде веры в коммунистические идеалы героика.


В первых рядах сражались коммунисты и комсомольцы. Не менее самоотверженно сражались беспартийные. Национальными героями КНДР стали погибший командир танковой дивизии Рю Ген Су и офицер Ан Дон Су, чей танк первым ворвался в освобождаемый Сеул. Не желая сдаваться, подорвал гранатой себя и окруживших его врагов сержант Кан Хо Ён. Стал корейским святым восемнадцатилетний сержант Ли Су Бок, накрывший своим телом вражеский пулемёт. Четырёхорудийная батарея под командованием Ли Дэ Хуна на острове Вольми погибла в полном составе, но три дня сдерживала ударную десантную волну пятидесятитысячной американской группировки, поддержанной сотнями самолётов и десятками кораблей.


Моряки-торпедники под командованием Ким Гун Ока в одном из боёв атаковали три крупных корабля противника и потопили тяжёлый крейсер США «Балтимор». Выход в атаку на крохотных деревянных судёнышках против сверхмощных кораблей сам по себе является подвигом. А когда загорелся подбитый катер, состоялся Подвиг с большой буквы. Вместо того, чтобы искать спасения, экипаж объятого пламенем катера снова ринулся на ошалевших от подобной дерзости янки, чтобы выпустить по ним последнюю торпеду.


Не счесть, сколько народноармейцев бросились под американские бронемашины с гранатами в руках. Кроме своих Матросовых были среди северян свои Гастелло и Космодемьянские. Память о них в КНДР нестираема.


Янки применяли свою излюбленную тактику выжженной земли. Флот США за три года обрушил на Корею 438 тысяч тонн снарядов. С воздуха республику утюжила тяжёлая бомбардировочная авиация. КНДР залили напалмом – этим страшным зажигательным средством, которое горит даже в воде. США израсходовали на полуострове бомб больше, чем их было сброшено на Германию всеми воюющими сторонами.


Отступая, лисынмановцы и янки истребили миллион южнокорейских жителей. Теперь, наступая, они ещё беспощаднее расправлялись с «предателями» – патриотами. Наиболее суровым преследованиям подверглись коммунисты, работники Народных комитетов, активисты земельной реформы и члены их семей. На занятой территории оккупанты «отменяли» социалистические преобразования, запрещали партийную деятельность, восстанавливали помещичье землевладение, возвращали бывшим хозяевам национализированные предприятия и т.д. Перейдя 38-ю параллель, они приближались к китайской и советской границам.


Успех сопутствовал янки и их вассалам не потому лишь, что они были многочисленнее и технически лучше оснащены. Они так же, как их недавние предшественники – германские и японские фашисты, вели войну геноцидного типа. Непокорную нацию уничтожали сознательно, безжалостно, тотально. На оккупированных землях творились неслыханные зверства против мирных жителей. Американский генералитет не гнушался пробуждать низменные инстинкты у своих подчинённых, превращая их в банды насильников, мародёров, садистов. Игнорируя международные конвенции, они порой обращались с военнопленными похлеще гитлеровцев.


На бесправных людях, как когда-то немецкие и японские убийцы в белых халатах, их североамериканские коллеги без зазрения совести ставили биологические опыты. Около полутора тысяч пленных корейцев были вывезены на полигоны США, где проводились испытания атомных боезарядов, чтобы изучать последствия взрывов «на человеческом материале». Корейских коммунистов делали живой мишенью во время обычных учений. Так, в концлагере на острове Кочжэ 15 августа 1951 года янки проводили тренировочные пулемётные стрельбы, во время которых преспокойно перебили десятки таких «мишеней».


Но Корея держалась. Даже в меньшинстве, даже отступая, Корейская Народная Армия показывала пример невиданной выносливости, сверхъестественной отваги и поразительного умения, превосходя по этим качествам отборные иностранные войска.


Загнанные оккупантами в подполье местные комитеты и ячейки ТПК создали группы сопротивления не только из взрослых бойцов. Под их эгидой во вражеском тылу возникали организации «Молодой гвардии», куда входили даже подростки. Не давали покоя интервентам партизанские отряды.


В этих тяжелейших условиях в декабре 1950 года состоялся исторический III пленум ЦК ТПК. В докладе товарища Ким Ир Сена был дан подробный анализ обстановки и намечены меры по достижению победы. Главной была задача повышения уровня дисциплины и соответствие требованиям чучхе. После пленума эта задача решалась быстро и эффективно, так как постановления, принятые по докладу, подкреплялись каждодневным делом. Например, началось массовое движение за звание «Образцовой роты». И враг очень скоро ощутил это на себе, получая всё более чувствительные удары. По сути, III пленум ЦК определил стратегию и тактику действий, как Трудовой партии Кореи, так и Корейской народной армии по разгрому захватчиков.


Через год состоялся IV пленум ЦК. Война приобретала затяжной характер. Поэтому на пленуме были выработаны соответствующие этому характеру меры. Они касались организационного укрепления партии, повышения эффективности действий Корейской народной армии, росту потенциала тыла и др.


Наконец, в декабре 1952 года был созван V пленум Центрального Комитета ТПК. С докладом «Организационное и идеологическое укрепление партии – основа нашей победы» выступил Ким Ир Сен. Им были разобраны успехи и недостатки минувшего периода, обозначены условия окончательного разгрома интервентов. Была поставлена цель повысить уровень того, что зовётся партийностью коммунистов.


Корейские коммунисты рассматривают партийность как синоним идейности. Но не только. Это также антоним сектантства и узости взглядов. Враги поносят настоящую партийность потому, что она помогала, помогает и будет помогать коммунистам выстоять, преуспеть, не терять перспективу победы. Она позволяет чётко видеть эту перспективу даже во время суровых испытаний и трудностей.


Партийность – это не закостенелость схем, а их развитие и реалистическое использование при условии сохранения и приумножения высокой духовности. Сила и честь подлинно революционной партии в том, что она гибка, но принципиальна. Бессилие и позор всякой контрреволюционной партии в том, что она тверда, но беспринципна. Партийность в сегодняшнем комдвижении в наилучшем и в наиболее полном виде присуща Трудовой партии Кореи.


…Корейцы бились насмерть. Террор империализма вызывал обратные результаты. Не гасил, а разжигал сопротивление. Кроме того, за Корею горой стоял её верный друг – Советский Союз. С Кореей был солидарен её верный брат – Китай. Корею поддерживали её верные помощники – не космополитические «граждане мира» без родины, без чести, без флага, а патриоты различных стран с единой ненавистью к военному и иному насилию капитала.


Сотрудничество Трудовой партии Кореи с Коммунистической партией Китая овеяно богатой историей.


Корейские коммунисты имели родину свободной, пусть наполовину, уже в 1945 году. Китайские коммунисты освободили континентальную часть своей родины лишь в конце 1949 года. И всё это время корейский народ под водительством Ким Ир Сена оказывал бескорыстную поддержку китайским братьям. Те получали из Кореи, которая ещё только приходила в себя и сама нуждалась в самом необходимом, большое количество трофейного японского оружия, продовольствие, медикаменты. Двести пятьдесят тысяч корейцев – коммунистов и беспартийных – участвовали в боях на территории Китая, помогая соседнему народу избавиться от чанкайшистов. И вот теперь эхо всесильного пролетарского интернационализма громом отдалось в горах Пэктусана: брат, которого ты выручил вчера, спешил к тебе на помощь сегодня. В схватку с агрессорами плечом к плечу с КНА вступили дивизии китайских добровольцев.


Вспомним, что в годы гражданской войны в России тысячи корейцев Приморья и других регионов сражались против белогвардейцев в рядах партизанских отрядов и частей регулярной Красной Армии. Теперь, чтобы защищать небо КНДР совместно с военно-воздушными силами КНДР, сюда прибыли выполнять свой интернациональный долг советские лётчики.


К лету 1953 года войска оккупантов были полностью изгнаны с северокорейской территории и 27 июля были вынуждены заключить перемирие. Хотя корейскому народу не удалось освободить от американцев и их пособников южную часть полуострова, но произошло главное: империалисты отступили, так и не сумев разгромить КНДР, и понеся огромные материальные и моральные потери.


Несмотря на то, что США стянули на Корейский полуостров войск и снаряжения больше, чем они использовали на всех театрах военных действий во Второй мировой войне, они впервые за всю свою историю, за все свои военные кампании не достигли ни одной из поставленных стратегических либо тактических целей – ни в военной, ни в политической области. В первый, но не в последний раз проиграли войну. Все друзья корейского народа полностью разделяют такое суждение. С которым никак не могут примириться враги. Замалчивать тот факт, что КНДР одержала верх над сильнейшим мировым хищником – манера поведения всех западноориентированных пропагандистов.


Успешный отпор американскому империализму необычайно поднял авторитет великого вождя Трудовой партии Кореи и корейского народа товарища Ким Ир Сена. Международному освободительному движению был придан могучий импульс, оно набирало обороты ускорения.


Пробная вылазка янки согласно их доктринальному плану «отбрасывания коммунизма», обошедшаяся им в 165 миллиардов долларов по курсу полувековой давности, закончилась отбрасыванием североамериканского образца капитализма, са̀мого искушённого и ядрёного. Ущерб его исчислялся не только финансовыми масштабами. В разных источниках разброс в подсчётах довольно велик. Однако с высокой степенью достоверности можно говорить о том, что новоявленные крестоносцы лишились нескольких тысяч самолётов, до 3.300 танков и др. бронемашин, более 13 тысяч автомобилей, около 8 тысяч артиллерийских орудий. На Корейском полуострове нашли свой конец не менее полутора миллиона агрессоров: южнокорейских солдат, граждан США и других стран-подельников.


Тяжёлые последствия имела эта война для гражданского населения. Некоторые иностранные эксперты оценивают общие потери корейского народа в 2-3 миллиона человек при тогдашней численности населения полуострова около 30 миллионов. Другие полагают, что к действительности близка цифра в пять с половиной миллионов человек.


Корейская земля, особенно её северная часть, по которой дважды прокатился паровой каток войны, лежала в развалинах. Перед партией и народом стояла грандиозная задача восстановления страны. На её выполнение, по мнению западных специалистов, требовалось не меньше пятидесяти, а то и ста лет, но справились с ней, как мы увидим далее, в гораздо меньшие, рекордные сроки.


Войну 1950-1953 годов северокорейцы называют Отечественной освободительной. Трудовая партия Кореи выступила организатором и вдохновителем всенародной борьбы против американских интервентов и их прихвостней. Под её руководством корейский народ, получая единодушную поддержку народов братских социалистических стран и всего передового человечества, отразил вооружённое вторжение врагов, защитил независимость родины и революционные завоевания.

к содержанию...

Баннер
Баннер
PR-CY.ru