Традиционная корейская кухня

Поездка в КНДР

Авторизация

Реклама


Погода в Корее

Гидрометцентр России

free counters

Почему марионетки прячут северокорейских девушек, которые якобы "сбежали из ресторана"

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Весь процесс по делу этой группы "перебежчиков" в Южной Корее отличается от стандартного протокола

По всей видимости, в Сеуле разворачивается беспрецендентная ситуация, когда правительство Южной Кореи настаивает на том, чтобы продолжать прятать от людей официанток, якобы бежавших в апреле из северокорейского ресторана в Китае.

Ситуация заметно изменилась по сравнению с 8 апреля, когда Сеул взял на себя инициативу сообщить СМИ о "групповом побеге", якобы "ставшем результатом санкций, из-за которых клиенты стали избегать эти рестораны". Подход правительства к обращению с этой группой был тоже почти беспрецедентным.


Решение Сеула не посылать 13 перебежчиков - менеджера и 12 официанток - в Центр поддержки поселению беженцев из Северной Кореи (Ханавон) было очень необычным. В случаях высокопоставленных перебежчиков, имеющих “важную информацию” , их скрывали и селили вне Ханавоне чтобы "обеспечить их защиту" и собрать у них эти сведения. Но никто из членов этой группы не может быть классифицирован как требующий такого специального обращения. По этой причине даже бжнокорейское Министерство объединения предсказывало вскоре после прибытия перебежчиков, что они проведут не более двух месяцев в Центре защиты перебежчиков Национальной службы разведки, Перебежчик (ранее именовавшемся Совместным Центром допросов), после чего их переведут в Ханавон для прохождения ориентационного курса (как жить в Южной Корее- прим. перев.) Цель допросов с участием НИС и следователей - определить, является ли перебежничество "законным". Что касается данных 13 перебежчиков, то они практически с самого начала были признаны правительством Южной Кореи как перебежавшие по собственному желанию. При таких обстоятельствах не существует никаких видимых причин для того, чтобы затягивать с допросами.


Источники рассказывают, что " НРС уже дало перебежчикам основы ориентационного курса после их прибытия в Центр защиты, в том числе "опыт покупок в универмагах и супермаркетах". Большинство перебежчиков получают подобные знания только после того, как они оказываются в Ханавоне. Иными словами, разрыв с обычной практикой и особое отношение в данном случае началось на самых ранних этапах.


Еще более странным является продолжающийся отказ НИС предоставить встречу с "перебежчицами" исследователям из Центра северокорейских исследований в области прав человека Корейского Института Национального объединения (согласно материалам компании). Центр защиты - это в первую очередь место для проведения совместных допросов силами НРС, прокуратуры и полиции. Исследователи из данного института являются почти единственными гражданскими лицами, не следователями, которым разрешен доступ к перебежчикам там.


“Раз в две недели мы посещаем Центр защиты, чтобы повидаться с [перебежчиками] и провести обследование”, - пояснил исследователь из института. “В начале этого месяца мы попросили НРС встретиться с участниками той группы перебежчиков из 13 человек, и нам отказали.”


Другой исследователь института заявил, что отказы во встрече "бывают редко", и это еще одно доказательство того, что в данном "бегстве" есть что-то ненормальное.


Данные действия НРС, ее решение не допускать 12 официанток на заседание закрытого (!) суда по делу хабеас корпус, запрошенное юристами из Минбена (Юристы за демократическое общество) были в каком-то смысле предсказуемы. Разведагентство не пытается скрыть своего дискомфорта, когда суд позволил всем 12 официанткам предстать перед судом. Оно дважды отказывалось выполнить предписание суда и даже пошло на необычный шаг нанять юридическую фирму Пэ, Ким и Ли, чтобы противодействовать запросу Минбена. Более того, оно последовательно утверждало, что “не может предложить подтверждения” в ответ на запросы средств массовой информации о разъяснениях по поводу этого группового бегства.


После своего необычного решения обнародовать историю с бегством 8 апреля - через день после того, как группа оказалась в Южной Корее и за пять дней до парламентских выборов! - правительство Южной Кореи пока не раскрывают подробностей. Появившиеся с самого начала подозрения и слухи о том, что бегство было организовано НРС, не прекращаются в течение уже 70 дней. Действительно, многие специалисты, разбирающиеся в вопросах перебежчиков, считают, что с течением времени подобные обвинения кажутся все более и более правдоподобными.


“Мои источники говорят мне, что у мужчины и кого-то из женщин были особые отношения, но они не представляли себе, что с ними в Южной Корее окажутся еще как минимум девять других”, - сказал один из экспертов, сам перебежчик, который был вовлечен в связанные с организацией операции по" бегству" усилия.


Даже сама НРС заявила, что теперь “уже неважно, при каких обстоятельствах” произошла эта история.


“Как только они приехали, любой здравомыслящий человек начал бы беспокоиться о том, как они смогут жить безопасно в Южной Корее”, - отмечает агентство.


Суть дела в том, что, судя по всему, некоторые из девушек вовсе не намеревались "перебегать".


Ким Чжин Чхоль, собкор "Хангере"

Баннер
Баннер
PR-CY.ru