Действие второе

Традиционная корейская кухня

Поездка в КНДР

Авторизация

Реклама


Погода в Корее

Гидрометцентр России

free counters

Действие второе

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

 

КАРТИНА ПЕРВАЯ

Спустя несколько лет. Цветущая весна. Вечерняя школа селения под горой Пэктусан. Перед ней двор. В одной стороне двора тополь, около него цветущие кустарники. Девушки, собравшиеся во дворе, поют.

Д е в у ш к и.

Пришла, пришла весна.

Распелись кукушки.

В лесу алеют

цветы азалий.

И в лихую годину

приходит весна,

зеленеют пшеничные поля

у подножия горы.

Утопает в зелени

гора Пэктусан.

И плакучие ивы

тоже зацвели.

Пришла, пришла весна.

Распелись кукушки.

Шумно журчат

ручейки горные.

Как в горных ущельях

зеленеет поросль,

пришла новая весна

и к угнетенным.

Утопает в зелени

гора Пэктусан.

И плакучие, ивы

тоже зацвели.

Входит первая девушка.

П е р в а я д е в у ш к а. Ой, смотри, Кап Сун, сюда бежит стремглав твой брат.

Вбегает Вон Нам.

В о н Н а м. Кап Сун! Где наш учитель?

К а п С у н. В классной комнате.

Вон Нам входит в класс и шопотом рассказывает ему о чем-то.

В о н Н а м. Учитель...

У ч и т е л ь вечерней школы. Ребята, скорее в класс!

Молодежь заходит в класс и рассаживается. Учитель стирает тряпкой с доски написанное и рисует очертания горы Фудзи. Входят староста и командир охранного отряда.

 

 

К о м а н д и р охранного отряда. Чему учите?

У ч и т е л ь вечерней школы. У нас идет урок географии.

К о м а н д и р охранного отряда. Географии?

С т а р о с т а. Вон смотрите!

К о м а н д и р охранного отряда. А-а, узнаю, гора Фудзи! Священная гора!

Х о р.

Ничего не зная, что

тебя, самурай,

за нос водят,

хвастался своей горой.

Как бы ты ни хвалил,

но она не может идти

в сравнение с горой Пэктусан.

Староста и командир охранного отряда выходят из классной комнаты во двор.

С т а р о с т а. Вот, г-н поручик. О нашем селении не беспокойтесь.

Х о р.

Не зная, что

творится вокруг,

к самураю-хищнику

льстится староста-лакей.

Бряцая саблей,

самурай ему велит:

поспеши, поспеши с

постройкой бастиона.

Староста и командир охранного отряда уходят. Молодежь снова выходит во двор.

Д е в у ш к и.

В чем дело?

Вчера в крупорушку,

сегодня в школу

заглянули негодяи.

У ч и т е л ь вечерней школы.

Дьяволы-японцы спешат

с постройкой бастиона,

сгоняют оружием

на площадку народ.

Сплотимся тесно

в молодежную организацию,

сорвем обязательно

эту гнусную затею.

М о л о д е ж ь.

Сплотимся тесно

в молодежную организацию,

сорвем обязательно

эту гнусную затею.

У ч и т е л ь вечерней школы.

В каждый дом,

в каждое селение

отнесите скорее

брошюры и листовки.

Сплотим все силы,

чтоб приблизить день

гибели самураев —

заморских преступников.

М о л о д е ж ь.

Мы —

пролетавшая молодежь,

жизнь отдающая

делу революции.

Молодежь окружает учителя.

Х о р.

Мы —

пролетарская молодежь,

жизнь отдающая

делу революции.

Свет гаснет.

 

КАРТИНА ВТОРАЯ

Спустя несколько дней. На сцене светлеет. У подножия холма дом Кап Сун. Во дворе родник. Рядом серебристый тополь, около него лежит дорога, ведущая к укрепленному городку. За дорогой стена тайги. Кап Сун и Ен Сир у колодца моют съедобную траву. Появляется Вон Нам.

В о н Н а м. Кап Сун!

К а п С у н. Брат, получилось с тем, что я тебя просила? Ведь скоро день рождения нашей матери.

В о н Н а м (давая мешочек с чумизой). На!

К а п С у н. Ой, чумиза!

Е н С и р. Не забудь, Кап Сун, угостить матушку бедренцем, что я собрала.

Ен Сир подает собранную ею съедобную зелень и уходит. С горы спускается Ыль Нам. Он что-то прячет за спиной.

Ы л ь Н а м. Угадай-ка, брат, что у меня? На! (Показывает фазана.) Словил-таки я его в силок.

К а п С у н. Ой, какой ты молодец!

В о н Н а м. Ребята, устроим пир во славу нашей матушки.

К а п С у н и Ы л ь Н а м.

Стоит нашей маме

радостно засмеяться,

как сквозь тучи

проглядывает солнышко.

Стоит нашей маме

весело засмеяться,

как распускаются

нежные цветы.

В о н Н а м, К а п С у н и Ы л ь Н а м.

Когда засмеется

многострадальная мама,

радостно станет

всей нашей семье.

Ы л ь Н а м.

Когда разойдутся тучи,

когда зацветут луга,

К а п С у н и Ы л ь Н а м.

когда к небу вознесется

знамя свободы,

то наша мама

будет петь.

В о н Н а м, К а п С у н и Ы л ь Н а м.

Когда засмеется

многострадальная мама,

радостно станет

всей нашей семье.

В о н Н а м. Схожу Кап Сун, быстренько в одно местечко.

Кап Сун. Возвращайся поскорей.

Вон Нам уходит. Кап Сун и Ыль Нам с фазаном в руках идут на кухню. Проходят мимо японские солдаты, ведя арестованного Чхиль Сона. За ними следуют мать Чхиль Сона и женщины селения.

М а т ь Ч х и л ь С о н а. Чхиль Сон, Чхиль Сон!

Возвращается с поля мать, смотрит на происходящее. Ведут под руки мать Чхиль Сона односельчанки.

М а т ь. Слушай, Кап Сун, где твой брат?

К а п С у н. Он ушел куда-то.

Мать заметно тревожится.

К а п С у н. Я пойду за братом.

Кап Сун убегает, а мать остается их ждать.

Мать.

Когда по ночам

ждала вашего отца,

стыла в росе

за плетневой калиткой.

А нынче, ожидая вас,

беспокоюсь одиноко,

всю ночь напролет

провожу в тревоге.

Хор.

Думала, подрастут

твои дети, успокоиться.

А нынче вот они ушли

и ты полна тревог.

Неистово беснуются

негодяи-японцы.

Тревога тебя не покидает,

нет тебе покоя, мать.

Входят Вон Нам и Кап Сун.

М а т ь. У меня есть что сказать вам, дорогие детки.

И я желаю

независимости нашей родины.

Как я могу забыть

завет вашего отца?

Но помните: мое сердце

всегда будет тревожиться

о вас, моих детях.

В о н Н а м.

Как нам не знать

сердца матери?

Нам всегда тепло от твоей

негасимой любви.

Но гнев в нашей груди

только тогда затушим,

когда в сражениях

уничтожим подлого врага.

К а п С у н.

Дорогая мама,

не тревожь себя,

ведь солнце освещает

нам путь вперед.

Вон Нам и Кап Сун.

Его лучами озаренные, мы идем в бои, ведущие нас к возрождению страны.

Входит Ын Пхар и сообщает Вон Наму о приходе политработника.

В о н Н а м. К нам идет политработник, посланный партизанами.

Появляется Чо Дон Чхун. Все здороваются. Вон Нам и Ын Пхар расходятся на сторожевые посты, а Кап Сун торопится на кухню.

Ч о Д о н Ч х у н. Мать, сколько горя и бедствий вы перенесли? Ваш сын, Вон Нам, помогает партизанам и очень смело ведет борьбу с захватчиками.

Мать.

Да как уж справляется с делом

это дитя,

выросшее несмышленышем?

Страстно хочу

отомстить врагу,

но одного желания мало:

надо действовать.

Чо Дон Чхун.

И хоть тернист

путь революции,

все мы должны

бороться за ее победу.

И вы, мамаша, помогите

сыну, ставшему на путь

борьбы за честь и

свободу Отчизны.

Вбегают Вон Нам и Ын Пхар, стоявшие на страже.

В о н Н а м. Скрывайтесь!

Чо Дон Чхун что-то шепчет на ухо Ын Пхару и заходит вместе с матерью в комнату. Входят староста и командир охранного отряда. Оба полупьяные.

С т а р о с т а. Чтоб в наше селение пробрались коммунисты? Не было этого и не будет. Да знаете ли вы, что староста Пен все держит в своих руках? Разве ускользнет от его нюха какая-нибудь муха? Нет, уж будьте спокойны.

К о м а н д и р охранного отряда. Однако мы еще не знаем — сотня или тысяча политработников, посланных коммунистической армией? В последнее время на заборах нередко появлялись листовки, так что надо держать ушки на макушке.

С т а р о с т а. Есть! Но вот в нашем селении этот учитель вечерней школы.

К о м а н д и р охранного отряда. Я уже отдал приказ его арестовать.

С т а р о с т а. Да, да. Поистине восхищен вашим предвидением.

К о м а н д и р охранного отряда. Кто живет в этом доме?

С т а р о с т а. Здесь обитает вместе со своей матерью парень Вон Нам. Они переехали из Тэана.

К о м а н д и р охранного отряда. Зайди-ка, погляди.

С т а р о с т а. Вон Нам, Вон Нам!

Входит Ын Пхар, притворяясь пьяным.

Ы н П х а р.

Ариран, ариран, арарио,

уходит он за перевал.

Заблестели звезды на небе,

а в душе черным-черно.

На свои деньги пью, кому какое дело, этакая дрянь!

Ын Пхар останавливается перед домом Вон Нама.

Ы н П х а р. Вон Нам, эй, Вон Нам! (Открывает дверь и заглядывает за нее.) Ушел что ли по дрова?

Ын Пхар нарочито небрежно поворачивается к старосте.

Ы н П х а р. Да, да, это ж сам господин староста!

С т а р о с т а. Чего нализался в такую рань?

Ы н П х а р. Когда пью, то на душе праздник.

Вчера весна принесла

благую весть,

а сегодня почему

и встреч-то нет?

Отрезвеешь — и нет

хорошего настроения.

Эх, эх, друг мой,

поплясать что ли,

пока не протрезвел,

эх, друг мой,

в душе моей

черным-черно.

Господин староста, рюмочку, хе-хе-хе, и вы успели раздавить уже.

С т а р о с т а. Подлец! Нечего зря болтать, иди-ка проспись!

Ы н П х а р. Слушаюсь. (Поворачивается и неуклюже натыкается на командира охранного отряда.) Неужто и вы, уважаемый господин, соизволили к нам прийти? Да вот выпил тут я малость кисленького суслица... (Отрыгивает.)

Командир охранного отряда и староста уходят.

Ы н П х а р.

Ариран, ариран, арарио,

уходит он за перевал.

Заблестели звезды на небе,

а в душе черным-черно.

Ын Пхар скрывается. Из дома выходят Чо Дон Чхун и мать. Он дает ей записку.

Х о р.

С волнением получив

первое задание,

ты вспоминаешь

прожитые дни.

Полагавшаяся только

на мужа и сына,

теперь сама встала

на путь революции.

Уходит Чо Дон Чхун. Получив записку, мать погружается в раздумье.

Х о р.

Сдерживая волнения,

ты тихо клянешься

выполнить с честью

революционное задание.

Жившая со слезами

горькими, кровавыми,

встала ты сегодня

на тернистый путь революции.

Свет гаснет.

Когда на сцене снова становится светло, мать выходит из дома, берет корзинку в руки, собираясь в городок. В это время входит староста, катя перед собой велосипед.

С т а р о с т а. Куда направилась, милая, ни свет ни заря?

М а т ь. Хочу купить немного соли в городке.

С т а р о с т а.

Вот и отличненько,

что топаешь в городок.

Купите-ка мне

пачку сигарет «Мидори».

Говорят, строго стало

с пропусками,

да ведь чего стоит

одно имя старосты Пен!

Я дам тебе пропуск

и баста!

Эхма! Ну вот. (Ставит печатку.) Когда вернешься из городка, то непременно верни пропуск. Документ! Ну, шагай с миром.

Староста уходит, толкая велосипед. Мать провожает его взглядом, исчезает в противоположной стороне. Кап Сун и Ен Сир у родника. Пришли за водой. К ним подбегает Вон Нам.

В о н Н а м. Кап Сун, слышала? Учителя схватили!

Вон Нам с топором в руке прячется за дерево, потом с размаху ударяет топором японского солдата и освобождает учителя вечерней школы.

К а п С у н. Брат!

У ч и т е л ь. Кап Сун! Доставь вот это сообщение в организацию, а мы с Вон Намом уйдем в горы.

Сцена пустеет.

Вечером того же дня. Ходившая в городок мать входит вместе с Чо Дон Чхуном.

Ч о Д о н Ч х у н. Мать, вы сегодня выполнили важное задание.

М а т ь. Сходила-то я с «пропуском» старосты. Нате, почитай.

Ч о Д о н Ч х у н. (читает пропуск). «Эта женщина подозрительна. Тщательно обыщите ее».

М а т ь. Что это?

Ч о Д о н Ч х у н (возвращая «пропуск»). С какой стати будет староста выдавать вам «пропуск»? Мать, вам надо учиться грамоте, чтобы помогать нам.

М а т ь. Да какой грамоты в мои-то годы?

Ч о Д о н Ч х у н. Лишь научившись грамоте, вы сможете лучше повести революцию. Представьте, какая огромная сила будет, если подымется половина населения — женщины на борьбу с врагами.

Одну лозу

легко ты переломишь,

но дерево в обхват

ты даже не наклонишь.

Мы справимся

с любым врагом,

если женщины

объединят свои силы.

Пусть летят песчинки

у берега реки,

а все ж стоит скала

у подножия горы.

Ч о Д о н Ч х у н и х о р.

Мы справимся

с любым врагом,

если женщины

объединят свои силы.

Х о р.

Терпящие нужду,

наши женщины,

давайте бороться

за свободу свою.

Входит Ын Пхар и сообщает Чон Дон Чхуну, что пора уходить. Тот прощается с матерью и вместе с Ын Пхаром покидает сцену. Мать раздумывает над словами Чо Дон Чхуна.

X о р.

Одну лозу

ты легко переломишь,

но дерево в обхват

ты даже не наклонишь.

Мы справимся

с любым врагом,

если женщины

объединят свои силы.

Входит Ыль Нам, садится на завалинку и читает.

М а ть. Скажи, сынок, много ли времени надо, чтобы научиться читать?

Ы л ь Н а м. Почему ты об этом спрашиваешь?

М а т ь. Да вот желаю стать грамотной.

Ыль Нам обучает мать грамоте, сидя на завалинке.

Хор.

По слогам

мать впервые читает,

чудный свет

открывается ей.

В небе звезды

тихонько мерцают.

Мир иной

распростерся пред ней...

Буква с буквой

слагается в слово.

А слова увлекают ее...

Все понятней и дороже

мир святого прозрения

многострадальной матери.

Приходит Кап Сун, а Ыль Нам входит в комнату.

К а п С у н. Что ты делаешь, мама?

М а т ь. Это ты, доченька? Уже так поздно, а почему нет твоего брата? Где он?

Кап Сун не может ответить, отворачивается.

Мать. Что случилось?

К а п С у н.

Твои сын,

взращенный в слезах,

японца убив,

ушел в горы.

Пусть он с партизанами

с оружием в руках

сразится с

японской сворой.

Он — там, и мы — тут

поможем тебе

и станем опорой

надежной везде.

М а т ь.

Пусть твой брат идет

на путь святого боя,

в эту же ночь сошьем

ему новую форму.

К а п С у н. Мама!

М а т ь. Кап Сун, сейчас беги в горы, принеси дубовую кору (для окраски партизанской формы — Ред.).

Кап Сун уходит. Свет гаснет. Пауза.

На сцене светлеет. Мать и Кап Сун шьют партизанское обмундирование.

Х о р.

Глубокой ночью спит

угрюмая тайга.

А мать сидит

до самого утра.

Все шьет и шьет

на радость или беду

в канун прощания

любимому сынку.

Кап Сун выходит на двор. Выплывает полная луна.

Кап Сун.

О луна, о луна,

ты взошла над горой,

видишь — путник идет

в путь боевой.

О луна, о луна,

помоги ты ему,

словно солнце свети.

К а п С у н и х о р.

Свети так же ярко,

как сияющее солнце.

Входит Вон Нам.

В о н Н а м.

Моя просьба к тебе:

не оставь мать в беде,

окружи заботой

страдающую мать!

Кап Сун.

Не тревожься о ней,

и иди веселей —

бой великий

тебя призывает.

И путь тревоги

по дому не знает.

Вон Нам.

Иду в партизаны,

сражаться илу,

из моря крови,

спасая страну.

Солдатом революции

стану я теперь

во имя возрождения

Родины моей!

Входит Ен Сир.

К а п С у н.

Когда возродится Родина

и вернется мой брат,

тогда мы с мамой

вернемся на родной край.

Вон Нам, Кап Сун и Ен Сир.

Солдатами революции

станем мы теперь

во имя возрождения

Родины нашей!

Ен Сир передает Вон Наму ватные носки.

Е н С и р. Это ватные носки.

В о н Н а м. Ен Сир, и ты, Кап Сун, будьте стойкими комсомолками!

Е н С и р. Ладно, не беспокойся о нас, будь сам смелым в бою.

М а т ь (подавая Вон Наму обмундирование). Примерь-ка! сынок.

Вон Нам. Мать! (Плачет.)

М а т ь. Скорей готовься в путь!

Вон Нам, Кап Сун и Ен Сир заходят в комнату.

М а т ь.

Ни снег, ни дождь

не убили моей мечты.

Я растила детей

в море крови и во тьме.

Шла дорогами слез,

беспросветной тоски.

Теперь, провожая сына,

плачу от радости.

Х о р.

Как ждала наступления

лучезарного дня,

на немилой чужбине,

растя детей.

Х о р и м а т ь.

Я от радости плачу,

сын уходит в бой!

За свободу Отчизны,

нашей милой родной!

Х о р.

Я от радости плачу,

сын уходит на бой!

Вон Нам выходит в партизанской форме. Его сопровождают Кап Сун, Ен Сир и Ыль Нам.

М а т ь. Ну, отправляйся, сынок.

Вон Нам кланяется матери.

М а т ь.

Светлеет на востоке

небо за горами,

иди, сынок мой, смело —

победа будет с вами!

Х о р.

За свободу Отчизны

ты смело сражайся.

И дня возрождения

добьешься скорей!

В о н Н а м.

О, любимая мать,

не горюй без меня,

крепка борись

до победного конца.

Я вернусь, дорогая,

в объятия твои.

Буду добиваться

возрождения Родины,

не щадя своей жизни.

Х о р.

За Родину

сражайся смело,

вернись под

красным знаменем.

Вон Нам пускается в путь, освещенный светлыми лучами солнца.

Занавес

 

Баннер
Баннер
PR-CY.ru