Традиционная корейская кухня

Поездка в КНДР

Авторизация

Реклама


Погода в Корее

Гидрометцентр России

free counters

Северные корейцы поют советские песни и смеются над «Иронией судьбы»

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Пожалуй, запишусь на прием к амурскому губернатору Олегу Николаевичу Кожемяко и попрошу его оставить автограф на корейской почтовой марке, где он запечатлен рядом с председателем Государственного комитета обороны КНДР Ким Чен Иром. Представляю, как поднимет он в удивлении брови и спросит: мол, откуда такой раритет? И тогда расскажу я ему, что самолично заходил в шикарный почтовый магазин в центре Пхеньяна — рай коллекционеров! — и долго разыскивал эту самую марку среди тысяч других, не менее интересных, но — с другими персонажами.

— Так вы были в Пхеньяне? — снова удивится мой собеседник.

И я скромно потуплю взгляд: приверженцу идей чучхе не побывать в Корее все равно что буддисту не побывать в Индии…



Сегодня мы предлагаем читателям финальную путевую заметку нашего автора из Северной Кореи.

Песнь о советском наследии

Но было б невежливым просить аудиенции у столь высокого руководителя лишь ради росчерка пера — нет, конечно. Основная моя идея — решить вопрос о направлении меня в КНДР в качестве посла. Опыт общения с простыми людьми у меня уже есть. А о чем, как правило, такие разговоры? О быте, о культуре, о маленьких человеческих радостях. Я с удивлением узнал, что корейцы любят все то, что связано с нашим советским периодом. Они поют те наши песни, что вошли в золотой песенный фонд России (например, пахмутовскую «Песню о тревожной молодости»). Они помнят те фильмы, над которыми плачем и смеемся мы сами, — «Звезда», «А зори здесь тихие», «Ирония судьбы» — да мало ли… В свое время они переводили классику нашей советской литературы — Островского, Шолохова, Твардовского. А симфоническая музыка испытала влияние советской школы — в этом я убедился, побывав на консерваторском концерте и до сих пор внимая записям на купленных там дисках. Слушал я моих новых друзей, радовался их радостью, поскольку и сам из советского времени, и мне их переживания понятны… И вдруг спотыкался, когда мне задавали вполне закономерный вопрос: а что корейское слушаем и читаем мы?

В таких случаях я ощущал себя великим дипломатом, словесным эквилибристом, пытаясь уйти от ответа. Потому, что его не было… Достаточно много корейцев знают хотя бы несколько слов по-русски — они очень хорошо относятся к нашей стране, они помнят и чтут ту помощь, что оказывал им Советский Союз. А что знаем по-корейски мы?!

— А во всех школах учат русский язык? — спрашиваю я.

— Раньше — да, почти во всех. Сейчас на первом месте китайский, но и русскому уделяется тоже большое внимание. А в ваших школах учат корейский?

И опять я проявлял чудеса словесного маневрирования. И вот уже тогда начала у меня вырисовываться мысль о необходимости сближения амурчан и жителей северной части корейского полуострова. Право, у них стоит поучиться уважению к своему и нашему прошлому.

Корейцы помнят фильмы, над которыми плачем и смеемся мы сами: «Звезда», «А зори здесь тихие», «Ирония судьбы». В свое время они переводили классику нашей советской литературы — Островского, Шолохова, Твардовского.
Песнь о забытом автографе

Подытоживая свою идею, я констатирую, что, к большому сожалению, мы мало что знаем об этом своеобразном уникальном  государстве и что задача народного посла — этот пробел восполнять. А дальше пойдет у нас с Олегом Николаевичем неспешная беседа (думаю, к этому времени и чай принесут) о том, чем интересна эта страна, чем отличается от других государств этой части Земли и каким образом мы («мы» — это наша область и Северная Корея) могли бы сотрудничать, находить точки соприкосновения. (Так и будет проситься у меня с кончика языка журналистский штамп про «взаимовыгодное сотрудничество», да так и не использую я его, поскольку дружба между людьми или народами не должна основываться на выгоде).


Я расскажу, что видел, как в КНДР воплощается в жизнь старый добрый советский принцип: «Все во имя человека, все для блага человека!» Подтверждением тому — огромный спортивный комплекс на окраине Пхеньяна, где размещаются спортшколы по самым разным направлениям и видам и где находится впечатляющий по оснащению стрелковый клуб — мы не постреляли разве что из гаубицы! Да и то, может, и стреляли, просто я не знаю, как она выглядит. Подтверждением тому — спортивные площадки вдоль перерезающих Пхеньян рек Тэдона и Потхона— не ленись, вскакивай на тренажер и укрепляй свой дух и тело! Кстати, спортплощадок хватает и в каждом дворе — они не заставлены буржуазными личными автомобилями, признаком морального разложения…

Подтверждением тому — крытый каток и роллердром, где молодые роликоведы показывают чудеса конькового фристайла. А ведь я еще не назвал ипподром (попутно отмечу, что тотализатора там нет — не социалистическое это дело) и заполненный до отказа посетителями трехэтажный фитнес-центр. Вот уж где дух захватывает от чуть ли не космических приспособлений для поддержки собственного здоровья, а также от   стройных женщин! Впрочем, я изучал только тренажеры.

В качестве аргумента для дипломатической миссии я назову, что сам ощущаю себя корейцем: во-первых, стараюсь всегда опираться на собственные силы, а это первейший признак того, что я истинный сторонник чучхе; во-вторых, моя фамилия, если произнести ее по слогам, явно найдется на страницах корейских «святцев». Что там еще… Национальное блюдо — кимчхи — я поедаю с таким же удовольствием, как и коренные жители, при этом с каждым разом мне хочется все острее и острее! Ну и, в конце концов,  я трудолюбив. У нас, у корейцев, это в крови!

Мудрый руководитель региона, конечно, поймет, что своей задачей я ставлю объединение людей, коим интересна Страна утренней свежести — ее традиции, ее история, ее язык, ее культура, ее население, — и даст указание своим подчиненным оказывать поддержку в укреплении дружественных связей корейцев и амурчан. На том мы и расстанемся, довольные друг другом, и, проходя мимо скопившихся в приемной чиновников, вдруг вспомню, что так и забыл на столе марку с автографом. И подумаю: зато будет повод встретиться еще раз, чтобы уже рассказать о том, как идут дела по укреплению интернациональных уз.



Павел Савинкин, Пхеньян
© 2002—2014 «Амурская правда».


Самоучитель корейского языка (КНДР) и многое другое...
Для тех, кто изучает язык Великих Генералиссимусов

Баннер
Баннер
PR-CY.ru
Крупный магазин наркотиков hydra onion официальный сайт