Традиционная корейская кухня

Поездка в КНДР

Авторизация

Реклама


Погода в Корее

Гидрометцентр России

free counters

ОБЯЗАННОСТИ МАТЕРЕЙ В ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Представляем читателям обещанный ранее важный теоретический материал написанный Великим Вождем товарищем Ким Ир Сеном отвечающий на гендерный вопрос.  Именно в память о этой важной речи произнесенной 16 ноября, и установлен "День Матери", новый праздник удовлетворяющий пожелания широких трудящихся масс

Попутно будем продолжать знакомится с чучхейской живописью на тему "Ким Чен Сук и дети".

Ким Чен Сук - Мать Кореи, выдающаяся женщина-Полководец, друг и соратник Президента Ким Ир Сена и Руководителя Ким Чен Ира. Именно она заложила при основании КНДР основные практические рекомендации в воспитании будущего поколения Революции, став вечным символом чучхейского отношения к детям


Ким Чен Сук - Мать Кореи,

именно она заложила практические методы

чучхейского отношения к детям, теоретически разернутые Ким Ир Сеном


Ниже обещанный текст.
Источник 15 том собраний сочинений Ким Ир Сена, стр. 321, Пхеньян 1983 год


Речь на Всереспубликанском слете матерей

16 ноября 1961 года


Товарищи!

Присутствуя на слете матерей, я с большим интересом вы­слушал доклад и прения и был очень тронут. Прежде всего разре­шите мне от имени Центрального Комитета ТПК и правительства КНДР выразить благодарность принявшим участие в слете работ­никам Союза женщин, матерям, посвятившим себя воспитанию детей и строительству социализма. Разрешите также выразить особенно горячую благодарность товарищу Ли Ен Сук, проявив­шей чрезвычайную патриотическую активность в деле претворения в жизнь политики нашей партии и показавшей замечательный пример воспитания детей, и героине кымгансанской четы товарищу Кан Ген Рим.

IV съезд нашей партии выдвинул как важнейшую задачу

комму­нистическое воспитание подрастающего поколения.


С целью успешного выполнения этой задачи, поставленной съездом партии, Союз женщин созвал слет матерей, несущих пер­воочередную ответственность за воспитание детей, и обсуждает вопросы дальнейшего повышения роли матерей как воспитательниц подрастающего поколения. Это я считаю весьма своевременным.

Я твердо уверен в том, что этот слет добьется больших успехов, и хочу высказаться по некоторым вопросам.

Прежде всего, нам надо помнить, что мы живем в обстановке коренным образом отличающейся от прежней, поэтому изменились обязанности и роль наших матерей в воспитании детей. Все матери без исключения любят своих детей, желают им добра. Как раньше, так и теперь не было и не может быть таких матерей, которые бы совсем не заботились о воспитании детей. Но раньше желание наших матерей вырастить своих сыновей и дочерей прекрасными людьми было неосуществимо.

В эксплуататорском обществе наш народ подвергался эксплуа­тации и угнетению со стороны помещиков и капиталистов, а также переносил притеснения и издевательства со стороны империалистов. В годы колониального рабства, когда царили голод и нищета, притеснения и унижения, немыслимо было по-настоящему воспиты­вать детей. Даже обеспеченные семьи, имевшие кое-какие денежные средства и земельные угодья, не могли избежать национального гнета и обучали своих детей, подвергаясь дискриминации со стороны правителей — японских империалистов. А о детях из бедных семей не приходится даже и говорить.

Чтобы поступить в среднюю школу, надо было выполнить многочисленные условия: представить свидетельство о материаль­ном положении, достаточном для того, чтобы платить за обучение, сделать пожертвования, приобрести хороший костюм, пальто и кожаные ботинки. В бедных семьях порой не из чего было сварить даже жиденькую кашу к завтраку, родители, конечно, не могли даже мечтать о том, чтобы послать своих детей в такие школы.

Прочно установив справедливый чучхейский строй


Но времена изменились. Прошло уже 16 лет с тех пор, как мы сбросили ярмо японского империалистического господства. За это время наш народ не только осуществил демократические преобразо­вания, ликвидировал колониальную и феодальную эксплуатацию и гнет, но и, завершив в городе и деревне социалистическое пере­устройство производственных отношений, прочно установил социа­листический строй, при котором нет эксплуатации и гнета. В нашей стране навсегда исчезли корни эксплуатации и угнетения человека человеком и теперь все могут жить свободно и дружно.

После войны наш народ ценой тяжелой борьбы построил на руинах новые величественные города и благоустроенные деревни, заложил прочный фундамент самостоятельной экономики. Вопрос питания, одежды и жилья для населения в основном решен, все люди могут жить без забот и тревог. Сейчас в нашей стране нет таких людей, которые бы беспокоились об одежде и пище, нет таких, кто переживал бы из-за того, что у них нет возможности послать своих детей в школу и лечить свои недуги.

Если у нас и есть заботы, так это только о том, что мы еще не смогли освободить южную половину страны. Нас сильно беспокоит положение соотечественников в Южной Корее, которые влачат жалкое существование в тисках американского империализма. Кро­ме этой, у нас нет особых тревог. Теперь, когда у нашего народа нет причин для беспокойства, перед нами встала задача — сделать в дальнейшем нашу жизнь еще лучше и страну — богаче и сильней. Сейчас все хотят жить обеспеченнее, интереснее и дольше, все стремятся как можно лучше воспитывать своих сыновей и дочерей.

У нас уже заложена прочная основа для того, чтобы сделать страну еще богаче и сильней, а народную жизнь — зажиточнее. Уровень нашей жизни с каждым днем все более повышается, и мы постепенно приближаемся к высоким вершинам социализма.

Нашим идеалом является построение такого общества, в кото­ром все люди смогут хорошо питаться, хорошо одеваться и долго жить, такого общества, где нет ни одного отсталого, пассивного, где все люди прогрессивны и все самоотверженно трудятся, такого общества, где все люди живут в согласии и спаяны, как одна большая семья. Именно такое общество можно назвать коммунистическим.

В коммунистическом обществе будет достаточно материальных благ, поэтому люди станут работать по своим способностям и получать по своим потребностям. Иначе говоря, люди будут полу­чать столько, сколько им необходимо, будут полностью удовлетво­рены их жизненные потребности. В коммунистическом обществе взаимоотношения людей станут более близкими и будет полностью осуществлен принцип: «Один за всех, все за одного».

Сможем ли мы построить такое общество?

Конечно, сможем.

Наш народ имеет право утверждать это, основываясь на достигну­тых результатах.

После перемирия наш народ начал строительство на руинах. Тогда положение у нас было очень тяжелое. Начиная с Пхеньяна и других крупных городов и кончая мелкими городами на периферии и уездными центрами, все было полностью превращено в пепелище; заводы, фабрики, железные дороги, транспортные учреждения, шос­се, мосты и культурные учреждения, на протяжении долгих лет строившиеся ценой пота и крови нашего народа, были разрушены до основания. Были разрушены водохранилища и оросительные соору­жения, совершенно опустошены деревни. Не осталось ни рабочего скота, ни сельскохозяйственных машин, крайне не хватало рабочей силы, большая часть земельных угодий была приведена в негод­ность. Не было ни одного кирпича, ни грамма цемента для строи­тельства зданий, при всем желании что-нибудь соорудить трудно было достать даже кусок железа.

Подняться из руин снова в таких условиях — всем казалось совершенно безнадежным делом. Американские империалисты по­лагали, что северокорейцам не хватит и ста лет, чтобы вновь стать на ноги. Они считали, что нам быстро не подняться, к каким бы средствам мы ни прибегали, поскольку в Северной Корее уничтоже­ны все материальные ценности и погибло много людей.

Однако наш народ не за 100, а за какие-то 6 — 7 послевоенных лет не только полностью восстановил разрушенное народное хо­зяйство, но и построил города и села гораздо величественнее и красивее, чем до войны, создал социалистическое государство, располагающее несравнимо более мощными, чем до войны, совре­менной промышленностью и сельским хозяйством. Мы построили в несколько раз больше заводов и фабрик, чем было у нас до войны, воздвигли в несколько раз больше жилых домов и учебных заведе­ний. Облик наших городов и сел неузнаваемо изменился, коренным образом улучшилась жизнь народа. Это чудо, но это и неопровержи­мый факт, который никто не подвергает сомнению. Не говоря уже о наших друзьях, даже враги не могут не признать этого.

Эти успехи — наглядный пример, убедительно свидетельст­вующий о том, что наш народ, крепко сплоченный вокруг нашей партии, под ее правильным руководством способен точно так же, как в борьбе против иноземных захватчиков, продемонстрировать неиссякаемые силы в восстановлении и строительстве народного хозяйства.

Если принять во внимание то, что наш народ всего лишь за 6 — 7 послевоенных лет голыми руками совершил такое чудо, можно с уверенностью сказать, что при нынешних условиях, когда у нас есть богатый материальный и духовный капитал, мы способны выпол­нить любое дело.

С целью завоевания высоких вершин социализма IV съезд нашей партии выдвинул величественные перспективные задачи се­милетнего плана. Основной задачей семилетки является проведение в нашей стране технической и культурной революции. Мы должны механизировать все отрасли народного хозяйства и тем самым повысить производительность труда, освободить трудящихся от тяжелой работы. Нужно механизировать сельское хозяйство, осна­стить современной техникой и местную промышленность. Мы должны увеличить ряды национальных кадров, вооруженных совре­менными научно-техническими знаниями, еще более повысить тех­нический и культурный уровень трудящихся масс. Таким образом, нужно сделать жизнь нашего народа значительно богаче и культур­нее, чем сегодня. Это будет означать, что мы достигнем высоких вершин социализма.

Под высокими вершинами социализма подразумевается такое социалистическое общество, в котором мы будем жить значительно лучше, чем сейчас. Когда мы выполним семилетний план, жизнь нашего народа станет гораздо богаче теперешней, и страна в достаточной мере обретет облик развитого социалистического инду­стриального государства.

Выполнять семилетку нам будет не труднее, чем то, что мы выполнили за последние семь лет.

Когда после выполнения семилетки мы добьемся объединения Родины и завоюем еще новые высоты, то сможем приблизиться к коммунизму.

Поэтому неправильно будет считать коммунистическое об­щество чем-то сверхъестественным, достижимым лишь в далеком будущем. Если мы как следует поведем борьбу, то не в таком уж отдаленном будущем сможем претворить в жизнь наш идеал — построение коммунизма.

Что же является самой трудной задачей в деле построения коммунистического общества, которое мы считаем своим идеалом? Построить заводы? Безусловно, заводов тоже нужно построить много, но это не так уж трудно. Если мы развернем борьбу с таким же подъемом, с каким мы трудились в прошедшие годы в тяжелых условиях, преодолевая неимоверные трудности, то сможем за корот­кий срок успешно провести строительство всех объектов, таких, как промышленные предприятия, дороги, ирригационные сооружения, жилые дома и др.

Работа по созданию материальных благ сравнительно легка, и ее достижения сразу бросаются в глаза. Например, для осуществле­ния технической реконструкции на селе нужно провести механиза­цию, ирригацию, электрификацию и химизацию, и, когда они будут проведены, их результаты сразу станут ощутимыми. С этим все ясно — что сделано, что еще не сделано и что еще предстоит сделать в будущем. Мы можем согласно закону развития социалистической экономики продолжать планово развивать народное хозяйство. Во всяком случае материально-техническую базу социализма и комму­низма можно создать в течение определенного времени, скажем, в течение 10 или 15 лет.

Трудное дело — это коммунистическое воспитание и перевос­питание людей. Как бы много материальных благ ни было, если люди, пользующиеся ими, не овладеют коммунистической идеологией, нельзя будет еще сказать, что коммунистическое общество построено.

Сознание человека, как правило, отстает от изменения мате­риальной жизни общества. Старая идеология и после смены общест­венного строя еще долго продолжает корениться в сознании людей. В Советском Союзе прошло уже 44 года после революции. Однако когда мы недавно участвовали в работе XXII съезда КПСС, то слышали, что и там есть лодыри. Говорят, там остро критикуют людей, которые бездельничают в то время, когда другие работают, а когда наступает время еды, появляются с самой большой ложкой. Тогда о нас-то нечего даже говорить. Ведь прошло только 15 — 16 лет после освобождения страны. Кто из присутствующих здесь может смело заявить о своем полном освобождении от старой идеологии? Хоть и не в одинаковой мере, но, наверное, у всех есть ее пережитки.

Нельзя ни увидеть, ни измерить, у кого сколько осталось отжившей идеологии.

В больнице есть приборы, устанавливающие, как бьется сердце,

но нет такого прибора, который мог бы измерить,

сколько чуждой идеологии содержится в мозгу человека.

Сменили старые орудия, которыми пользовались в феодаль­ном, капиталистическом обществе, на новые, соответствующие требованиям коммунизма, или нет — это можно узнать сразу, но невозможно по внешнему виду определить — содержится в сознании людей феодальная и капиталистическая идеология или нет. Есть в сознании человека старая идеология или нет — можно узнать только по его поведению, и только путем упорной идеологической борьбы возможно преобразовать старую идеологию в новую.

Работу по преобразованию природы можно легко и быстро провести с помощью машин, но для преобразования сознания людей нельзя использовать машины или надеяться на какую-либо помощь извне. Успеха в этом деле мы можем достичь только длительной, упорной борьбой. Начинать преобразование сознания людей после того, как будет создано изобилие материальных благ, слишком поздно. Если даже проводить эту работу с первых же дней социали­стической революции, то и тогда она, в конце концов, может отстать от преобразования материальной жизни. Наша партия уже давно начала эту работу, а с недавних пор ведет ее еще более широко, в порядке массового движения. Но и у нас перемены в сознании людей отстают от действительности.

Чтобы прийти к коммунизму, мы не должны иметь ни одного человека с отсталой идеологией. Коммунизм ставит своей целью создать хорошую жизнь не для нескольких, а для всех людей. Если кто-нибудь отстает, мы не можем двигаться дальше, бросив его. Мы должны перевоспитать всех, вести за собой даже тех, кто отбивается руками и ногами, не желая идти к коммунизму. Перевоспитать всех людей в духе коммунизма несравнимо труднее, чем в полной мере снабдить их пищей и одеждой. Но мы непременно должны и сможем разрешить эту проблему.

Пережитки старой идеологии проявляются в различных фор­мах. Сначала рассмотрим несколько форм проявления старой идео­логии, с которыми мы должны бороться в первую очередь.

Мы должны бороться против дурных привычек — лени и дармоедства.


Было бы большой ошибкой думать, что коммунисти­ческое общество — это такое общество, где люди ничего не делают. Бесспорно, что в коммунистическом обществе труд будет легче, он станет не тягостным делом, а жизненной потребностью. Однако и тогда он останется священной обязанностью всех людей. А до того, как будет построен коммунизм, все полной мере снабдить их пищей и одеждой. Но мы непременно должны и сможем разрешить эту проблему.

Пережитки старой идеологии проявляются в различных фор­мах. Сначала рассмотрим несколько форм проявления старой идео­логии, с которыми мы должны бороться в первую очередь.

Мы должны бороться против дурных привычек — лени и дармоедства. Было бы большой ошибкой думать, что коммунисти­ческое общество — это такое общество, где люди ничего не делают. Бесспорно, что в коммунистическом обществе труд будет легче, он станет не тягостным делом, а жизненной потребностью. Однако и тогда он останется священной обязанностью всех людей. А до того, как будет построен коммунизм, все должны работать активно. Счастливая жизнь при социализме и коммунизме не придет сама собой. Все материальные и духовные богатства, делающие жизнь человека радостной и счастливой, достаются лишь ценой нашего непрерывного труда. Коммунисты борются именно за то, чтобы не было эксплуататоров, живущих за счет чужого труда, борются за то, чтобы все люди работали и хорошо жили. Кто не желает работать, тот не может стать коммунистом.

Дармоедство и бездельничанье — это выражение идеологии эксплуататорских классов. Нет привычки бездельничать у тех, кто жил бедно, кто батрачил на чужих, кто долгое время был рабочим. Не любят работать те, кто жил на широкую ногу, эксплуатируя других, как это делали помещики, капиталисты и торговцы. Эти люди раньше дармоедничали, поэтому и теперь хотят потреблять, ничего не делая. Но в прошлом и те, кто хорошо работал, завидова­ли бездельникам и считали труд унизительным делом. Поэтому люди, глядя на красивого мальчика, говорили: «Вишь, каким счаст­ливчиком уродился, видно по всему, что суждено ему жить, не трудясь», а про миловидную девушку говаривали: «Хороша собой эта девица, быть ей старшей невесткой в богатом доме». Стать старшей невесткой в богатом доме значило иметь возможность праздно жить. Не было чем-то из ряда вон выходящим, что в старом обществе, где хозяйничали эксплуататоры, люди так думали. У них еще не пробудилось классовое сознание, и потому они не презирали дармоедов и не считали их плохими людьми, а, наоборот, сами были не прочь стать на место тунеядцев, завидовали им. Они не могли проникнуться гордостью трудового человека, стремились насколь­ко возможно найти работу полегче и побездельничать.

В первые дни после освобождения страны мне часто случалось слышать, что наши студенты предпочитали юридическое образова­ние изучению техники. Они, наверное, думали, что гораздо лучше, имея юридическое образование, сидеть в большом кресле, как судьи на суде или прокуроры в прокуратуре, и судить людей, чем быть инженером на заводе. Все это пережитки идеологии времен японско­го империализма. При японском империализме судьи и полицейские приставы бездельничали и, злоупотребляя властью, все отнимали у других. Это учащиеся видели до освобождения страны, поэтому и после ее освобождения предпочитали поступать на юридическое отделение. Поэтому мы стали ограничивать прием на юридическое отделение, добивались, чтобы свыше 75 процентов студентов обяза­тельно шло на технические отделения.

У нас все еще есть люди, которые предпочитают, сидя за столом, писать или заниматься лишь конторскими делами и не любят работать в поте лица на заводах или в деревнях.

По-моему, каждый из нас страдает, пусть не сильно, болезнью, имя которой

нежелание заниматься тяжелым трудом, тунеядство.

В нашем обществе труд — самое священное и почетное дело. Трудиться каждому по своим способностям — это принцип социа­лизма, однако важной чертой нового человека является стремление работать как можно больше, стремление найти себе работу потяже­лее и посложнее. Всадники Чхоллима всегда хотят быть впереди в трудной работе, проявляют в социалистическом строительстве не­обычайную самоотверженность и творческую инициативу, благо­даря чему пользуются всеобщей любовью и уважением как герои нашей эпохи. Любить труд и считать его радостью должно стать привычкой для всех нас.

Далее, мы должны бороться против эгоизма. Эгоизм — это идеология тех, кто заботится только о себе, не обращая внимания на других. Наверное, все понемногу заражены этим нехорошим на­строением. Вообще же люди не эгоистичны. Эгоизм возник с появлением частной собственности и стал идеологией эксплуататор­ского класса с того времени, как началась эксплуатация человека человеком. Эгоизм — очень вредная черта. Эгоисты ради своей личной выгоды и благополучия без колебания жертвуют жизнью и имуществом других, не боясь продают страну и народ.

Не преодолев эгоизм, нельзя стать ни коммунистом, ни револю­ционером. Сегодня в нашем социалистическом обществе эгоизм совершенно несовместим с новой жизнью. Сейчас мы работаем не на эксплуататоров, а на самих себя, для своей страны и своего общест­ва. В нашем обществе недопустим эгоизм, сторонники которого берегут только свое, равнодушно взирают на гибель того, что принадлежит стране и коллективу, ведь достояние государства в конечном счете принадлежит нам, а не кому-то другому. Государст­венное имущество, общественная собственность — это общее добро всего народа, поэтому оно ценнее, чем личное. Коммунисты ставят интересы государства и общества выше интересов собственных, ради интересов партии и революции они борются до конца, не жалея даже собственной жизни.

Эгоизм проявляется и в семейной жизни. Некоторые хотят разводиться, жалуясь, что жена не рожает сына. Можно сожалеть, что нет сына, но может ли это стать большой проблемой для коммуниста? Из-за этого стыдно бросать женщину, на которой ты женился и с которой живешь.

Некоторые отсталые женщины любят только своего ребенка и не любят чужих детей. При этом они приговаривают: «И животные любят своих детенышей». Если ты любишь только своего ребенка и не способен любить чужих, то чем же тогда человек лучше животно­го? Надо научиться любить чужих детей так, как собственного ребенка. Только тот, кто умеет глубоко любить человека, считает чужое горе своим горем, может стать подлинным коммунистом.

Я очень высоко оцениваю поступок товарища Ли Ен Сук. Это не легкое дело вырастить девять чужих сыновей и дочерей. У нее отсутствует эгоизм. Ен Сук думает только о том, что нужно сделать, чтобы всем детям, всем людям жилось лучше, чтобы больше процветала наша страна. Она не делала различия между своими и чужими детьми, любила их совершенно одинаково. Я считаю ее образцом для наших женщин. Она действительно глубоко усвоила коммунистическую идеологию и мораль.

Я не говорю, что в коммунистическом обществе не будет семьи, что исчезнет различие между своими и чужими детьми. И при коммунизме будет семья, будут свои сыновья и свои дочери. Но тогда люди будут любить не только своих детей. При коммунизме все общество будет представлять собой единую семью, люди будут любить и ласкать всех детей — и своих и чужих.

Эгоизм, выражающийся в стремлении к личному благополу­чию, совершенно несовместим с коммунистической идеологией — стремлением ко всеобщему благу.


Каждый из нас должен признать, что в нем есть эгоизм,

и, следовательно, должен неустанно бороться, чтобы изжить его


Далее, мы должны проникнуться духом коллективизма. Ком­мунистическое общество — дружное и сплоченное. Любовь к коллек­тиву, к Родине, к товарищам — это должно стать нормой для каждого человека. Плохо, когда человек предпочитает жить один в отрыве от коллектива, не соблюдает правил жизни в коллективе, не ладите товарищами, пакостничает, омрачает атмосферу в коллекти­ве. Если постоянно настаивать на своем, не прислушиваться к советам других, считать только себя хорошим, а других принижать, охаивать, невозможно по-настоящему жить в коллективе. Мы, корейцы, издревле имеем хороший обычай жить во взаимной дружбе. Мы должны сохранять и развивать эту прекрасную тради­цию, должны повсюду создавать светлую, дружескую атмосферу.

Мы должны бороться против распущенности, которая тоже является пережитком старого общества. Нужно до конца изжить пьянство, азартные игры, легкомыслие в отношениях между мужчи­нами и женщинами, прекратить распутную жизнь. Веселиться вовсе не значит распоясываться и распутничать. Мы должны уметь веселиться благородно, культурно, должны всегда вести здоровый образ жизни.

Чтобы уничтожить все пережитки старой идеологии,

нам при­дется вести долгую и упорную борьбу.

В борьбе против отжившей идеологии особенно велика роль матерей.

Человек обычно получает воспитание в семье и в школе, а затем в повседневной жизни общества. Причем домашнее воспитание служит основой для школьного и общественного воспитания, имеет очень важное значение в воспитании человека.

Семья — это ячейка нашего общества, в которой живут совмест­но самые близкие по родству люди — родители, супруги и дети, братья и сестры. В семье человека с раннего детства постоянно воспитывают самые близкие люди. В семье можно хорошо научить тому, чего не дает ни школа, ни общество.

Причем в домашнем воспитании большая ответственность возлагается на мать. Почему у матери больше ответственности, чем у отца? Потому что мать рожает и растит детей. Мать — первая их воспитательница. Мать учит их ходить, говорить, одеваться, есть, учит всему, что им необходимо. Большое значение в развитии ребенка имеет то, какое первоначальное воспитание он получил от матери. Хорошее материнское воспитание в семье весьма облегчает воспитание в школе и в общественной организации. Если мать хорошо воспитает ребенка, то он будет прилежно учиться в школе и, окончив ее, принимать добросовестное участие в общественном труде.

То, чему научила мать в детстве, не забывается всю жизнь. Мы помним дольше всего то, что говорила мать, то, в чем она показыва­ла пример. Впечатление, произведенное матерью, оказывает важное влияние на формирование характера и привычек человека. Издревле замечательные люди с детства получали хорошее материнское воспитание.

Сегодня на этом слете присутствует мать товарища Ма Дон Хи. Она всегда воспитывала своих детей в духе патриотизма. Ее сын, дочь и даже невестка стали революционерами. Товарищ Ма Дон Хи всегда преданно выполнял революционные задания. Он был схвачен японской полицией, когда прибыл в район Хесана для восстановле­ния подпольной организации. Враги подвергали его всяческим пыткам, требуя выдать местопребывание партизанского командова­ния. Тогда командование находилось недалеко. Товарищ Ма Дон Хи хорошо знал, что если это место станет известно врагу, то революции будет нанесен огромный ущерб. Боясь, что в бессозна­тельном состоянии после пыток у него в бреду может вырваться информация о местопребывании нашего командования, товарищ Ма Дон Хи откусил себе язык. Такой человек настоящий герой. Японские империалисты не сочли нужным устроить суд над таким, по их мнению, ярым коммунистом и зверски убили его в полиции. Но мать товарища Ма Дон Хи не отчаялась. Похоронив сына, она осталась верной Родине. Какова была мать Кореи — таков сын-герой.

Ради общества и народа коммунист должен отдавать даже свою жизнь. Мать товарища Ма Дон Хи любила своего сына, но любила отнюдь не эгоистично. Она гордится тем, что сын умер, не склонив­шись перед врагом, и, хотя погиб ее собственный сын, она приняла эту смерть как должное, поскольку жертва была принесена для революции и народа. Эта мать дорожила Родиной, народом и революцией больше, чем жизнью своего сына. Если все матери, подобно матери товарища Ма Дон Хи, будут воспитывать своих детей по-революционному, то все их дети вырастут прекрасными коммунистами.

Теперь у всех наших детей есть отличные условия для того, чтобы стать замечательными людьми. Особой породы плохих людей вообще не существует. Это эксплуататорские классы в прош­лом выдумали небылицу о том, что человек уже рождается хорошим или плохим. Всякий человек с самого рождения обладает всеми задатками, необходимыми для того, чтобы стать хорошим челове­ком. Дело в том, что люди становятся хорошими или плохими в зависимости от того — хорошее или плохое воспитание они получи­ли. Особо надо сказать, что многое зависит от влияния, оказанного на них родителями.

Мы обращаем внимание на происхождение человека не для того, чтобы как в древности определять его род, а чтобы точно знать, под каким влиянием он вырос. Сын помещика потому может быть плох, что он может подражать отцу, который эксплуатировал людей, бил и оскорблял арендаторов, вел себя нагло.

Сейчас нет ни помещиков, ни капиталистов. Нет ни эксплуата­ции, ни гнета. Все люди могут учиться в школе, получать хорошее воспитание независимо от места их работы. Следовательно, дети из любой семьи могут стать хорошими людьми.

Сегодня на наших матерях лежит большая ответственность — вырастить своих детей замечательными строителями коммунизма. Все матери должны глубже почувствовать огромную ответствен­ность и гордость за то, что они воспитывают хозяев будущего, коммунистического общества.

Теперь созданы все благоприятные условия, поэтому матерям остается лишь вложить силы в воспитание своих детей.


Для воспитания детей не требуется каких-то особых приемов


Достаточно воспитывать детей на положительных примерах, кото­рых сейчас множество в нашей стране.

Ныне везде и всюду появляются люди нового склада, и мы, все без исключения, знаем о многих замечательных фактах. Наверное, среди собравшихся здесь товарищей нет никого, кто бы не знал о жене из Орана, о красных медработниках, спасших мальчика Пан Ха Су, о товарищах Киль Хвак Сир и Ли Син Чжа.

Если мы будем воспитывать детей на таких прекрасных приме­рах, то наши дети непременно станут хорошими людьми.

Для того чтобы правильно воспитывать детей, сами матери должны сделаться замечательными коммунистками. Не годится самой отлынивать от работы и учебы, поступать эгоистично, а от детей требовать, чтобы они стали хорошими людьми. В воспитании человека пример важнее слов. Чтобы вырастить детей строителями коммунизма, родители прежде всего должны стать коммунистиче­скими матерями, коммунистическими отцами.

Дед Ом, проживающий в селе Чэген, широко известен сейчас как человек коммунистических взглядов. Это не рассказ о коммунисти­ческой матери, но он может послужить хорошим примером. Старик Ом, как рассказывают, уроженец Рачжина, до освобождения страны батрачил и жил очень бедно. Он лишь после освобождения получил земельный надел и стал жить хорошо. Как только началась война, он, провожая на фронт своих сыновей, дал им напутствие до конца сражаться с врагом, защищая Родину. Когда кончилась война, сыновья вернулись и стали учиться, причем один из них уже окончил Университет и сейчас работает преподавателем в Политехническом институте имени Ким Чака. И вот, кажется, сын, преподающий в Политехническом институте, написал отцу письмо с предложением приехать в Пхеньян и жить у него, ведь отцу уже много лет и ему трудно работать.

Старик переехал в Пхеньян к сыну. Однажды, выглянув в раскрытое окно многоквартирного дома на улицу, он увидел повсюду движущиеся стрелы подъемных кранов, непрерывно поднимающиеся новые дома, увидел, что молодежь, все люди работают с большим энтузиазмом. Видя все это, он почувствовал большой стыд за то, что он, член Трудовой партии, уже поселился в доме сына и ест приготовленную невесткой пищу, тогда как вся страна поднялась на строительство социализма. Он решил снова пойти работать и вступил в сельхозкооператив села Чэген. В кооперативе он стал более образцовым работником, чем кто-либо другой, выступил со многими хорошими предложениями. Как-то я ездил в село Чэген и участвовал в собрании, на котором спросил, возможно ли выполнить в этом году задачу увеличения производст­ва зерна на миллион тонн, и услышал, как поднявшийся с задних рядов старик с уверенностью ответил, что это вполне возможно и непременно нужно выполнить. Этим человеком оказался именно старый Ом.

Товарищ My н Чжон Сук из села Чхонсан тоже может послужить примером. Ее муж пал на поле брани в Отечественную войну. Трудно ей было жить одной с малолетним ребенком. Ее пригласили жить к себе брат из Министерства внутренних дел и другой брат, работающий главным инженером на заводе. Но Мун Чжон Сук не поехала к ним. Как член Трудовой партии, она подумала, что ей никак нельзя бездельничать, и решила собственными руками зараба­тывать себе на жизнь, дать образование сыну, больше трудиться для государства. На собрании партийной организации села Чхонсан, где я присутствовал, очень хорошо выступила в прениях Мун Чжон Сук. Она отметила, что в селе еще много женщин-паразиток, склонных бездельничать, в качестве примера она привела жену директора школы, сравнив ее с паразитами в организме человека. Критика была нужной, хотя, по правде говоря, оказалась чересчур резкой. Раскритикованная жена директора тоже оказалась неплохим челове­ком, она не расстроилась, а со следующего дня начала работать, бросив паразитический образ жизни. Критика возымела действие. Я высоко ценю сильную волю товарища Мун Чжон Сук, которая стремится не быть обузой для других, добиваться всего собственны­ми силами, я очень ценю ее человеческие качества, желание активно браться за всякую работу.

У нас в стране много примерных матерей. Матерью коммуни­стических взглядов становится не какая-то особенная женщина. Любой, кто преодолеет в себе эгоизм и пойдет вперед, как указывает партия, сможет стать, как говорится, коммунистической матерью, коммунистическим дедом. Все наши матери должны стать коммуни­стическими матерями, должны воспитать и вырастить своих детей строителями коммунизма.


Об уходе за детьми


Теперь я хочу поговорить об уходе за детьми. В минувшие времена условия не позволяли хорошо одевать детей, но теперь тем, кто этого не делает, не может быть никаких извинений.

Сейчас есть все условия для того, чтобы дети ходили опрятны­ми. Может быть, два-три года тому назад уместно было говорить, что нельзя хорошо одевать детей из-за отсутствия средств, теперь же так говорить нельзя. Должно быть, главная причина в том, что матери продолжают находиться в плену у старых привычек и что они еще не осознали необходимости хорошо одевать детей.

Мне случилось побывать в Чхансоне. С постройкой Супхунской ГЭС все лучшие земельные угодья уезда Чхансон оказались под водой, остались только склоны гор. Там люди жили очень бедно. Государство вложило немало средств и приняло ряд мер, чтобы улучшить жизнь населения этого края. Теперь жизнь у чхансонцев значительно улучшилась. Построена животноводческая ферма, ко­торую мы часто посещаем. Она вначале была организована как кооператив, но ее экономическая база была настолько слаба, что государство, чтобы помочь животноводам, превратило ее в госу­дарственную ферму. Сейчас на ферме люди зарабатывают ежемесяч­но по 40 — 50 вон. Ежемесячный доход семей, в которых по два-три работника, достигает примерно 100 — 150 вон. Это не малые деньги. Несмотря на такой большой доход, есть семьи, в которых детей одевают плохо.

Мы заглянули в один дом. Он был хорошо прибран. В комнатах чисто были оклеены пол и стены, а на вешалке висели детские вещи. В семье четверо детей, и все они чисто одеты. Перед домом посажены цветы, вокруг дома все приведено в порядок. Был как раз обеденный перерыв, и в чисто прибранной кухне хозяйка готовила аппетитное блюдо из тыквы. Знакомясь с тетрадями детей, я увидел аккуратно исписанные страницы и хранящиеся в порядке различные вырезки из газет. Жена не работала, работал только муж, и он приносил, как мне сказали, ежемесячно примерно 46 вон. Доход сравнительно небольшой, а детей много, и при этом жизнь хорошо устроена.

Но потом я заглянул еще в один дом, там было все совсем по-другому — в доме грязь, дети выглядели ужасно. В комнате полно пыли, пол и стены не оклеены. В кухне невообразимо грязно, а дети — раздеты. В этой семье жена тоже не работала, зарабатывал только муж, причем доход был вдвое больше, чем в первой семье. В доме было до того грязно, а за детьми так плохо присматривали, что я даже пожурил хозяина дома, но тот стал оправдываться, говоря, что они и так стали жить несравнимо лучше, чем раньше. Тогда я спросил его, партийный ли он, на это он ответил, что является председателем партячейки. Слишком тяжело жилось ему в прош­лом, поэтому, наверное, ему кажется, что жить так, как он живет сейчас, не так уж плохо. Но приходится сожалеть, что председатель партячейки до такой степени не умеет устраивать свою жизнь. У него и доход больше и детей меньше, чем у других, а он содержит дом и детей как попало просто потому, что не может отбросить дурные привычки, оставшиеся с тех времен, когда он жил как придется.

Культурно устраивать быт и ухаживать за детьми

Подумав, что, может быть, в магазине нет материи, я заглянул туда и увидел, что материи много и что цены невысокие. В нашей стране и под горой Пэкту и в городе Пхеньяне цены на товары совершенно одинаковы. Говорят, что на комплект детского платья идет примерно два метра ткани, пусть два метра стоят 6 вон, это не дорого. В деревне не надо покупать дрова и платить за пользование водой из водопровода. Непонятно, куда расходуют 90 вон, если детей одевают не так, как надо. Дело не в доходах человека, а в его взглядах на жизнь. Так я и доложил об этом Центральному Комитету партии по возвращении и серьезно поставил вопрос о необходимости культурнее устраивать быт и по-настоящему ухажи­вать за детьми.

Надо только захотеть хорошо одевать детей. При нашем теперешнем положении это не такое уж неосуществимое дело. Как правильно выступила только что председатель женской организа­ции села Синми, корень зла, в конце концов, в том, что женщины еще не усвоили культуру быта. Стоит женщинам немного обратить внимание на то, как лучше устраивать быт, и все будет в порядке. Матери не делают того, что вполне можно было бы сделать, и притом не считают это большим упущением. В некоторых домах детей никогда не причесывают, не волнуются оттого, что у детей нет шапок, нет портфелей, и дети остаются без присмотра. Чтобы купить ребенку шапку и сумку, особенно большого капитала не требуется. Дело только в том, что родители мало стараются. Дома нужно приучать детей к чистоте, тогда и в школе они будут во всем соблюдать чистоту и вырастут новыми людьми, которые смогут в будущем жить культурно. Матери должны лучше знать, насколько важно в деле воспитания детей прибирать чисто в доме и содержать детей в чистоте.

Конечно, определенная доля вины лежит и на государственных учреждениях. Я беседовал с работниками соответствующих отра­слей, и оказалось, что нельзя не признать, что детям уделяется мало внимания. Мало детской одежды, обуви, чулок, зубных щеток, школьных принадлежностей, игрушек, детских книжек.

Сейчас нет хороших повестей и рассказов, которые дети читали бы с интересом, очень мало детских кинофильмов, нет сколько-нибудь приличного детского театра. Недочеты работников госу­дарственных учреждений уже подвергались критике, и они испра­вляются.

Я хочу подчеркнуть особую важность того, что матери должны стараться следить за своими детьми. Мы в детстве даже не видели зубных щеток. Однако каждый день чистили зубы солью. Недоста­ток товаров не может быть главной причиной плохого ухода за детьми. Все можно решить, если только у матерей будет высокое чувство ответственности за правильное воспитание своих детей.

Спрашивается, ради кого мы сейчас строим новое общество, невзирая на трудности? Конечно, до некоторой степени ради самих себя, но главным образом ради наших потомков. Мы, конечно сможем есть яблоки с яблонь, которые сейчас сажаем, но правильнее будет считать, что мы это делаем скорее не для себя, а для наших детей. Мы сейчас вкладываем силы в строительство прекрасной набережной реки Тэдон, и все это потому, что мы получили скудное наследство. Пусть нам даже придется претерпеть некоторые трудно­сти, но наше поколение должно больше работать, чтобы оставить хорошее наследство своим потомкам.

В последнее время резко сократилась детская смертность. Я считаю, что это объясняется общим подъемом уровня жизни народа, быстрым развитием учреждений здравоохранения и медицины, а также повышением сознательности матерей и усилиями, приложен­ными Союзом женщин.

Старания матерей имеют главное значение для здоровья детей. Матери должны содержать детей в чистоте и растить их в гигиенич­ных условиях. Матерям необходимо иметь знания по вопросам гигиены, они должны знать, как предупреждать заболевания, как лечить болезни. Матери должны соответствующим образом кор­мить детей, по сезонам вовремя менять им одежду, постоянно принимать профилактические меры для предупреждения заболева­ний. Мы сейчас распространяем знания о гигиене через газеты, журналы, радио, даем женщинам необходимые познания в школах для матерей. Если наши женщины будут усердно учиться, используя каждый свободный час, то станут прекрасными матерями, умеющи­ми содержать свой дом в безупречном культурно-гигиеническом состоянии и аккуратно ухаживать за детьми. Впредь надо будет широко развернуть движение за улучшение ухода за детьми, движе­ние за чистоту в доме, движение за предупреждение детских болезней.


В заключение я хочу коротко остановиться на работе Союза женщин


Поскольку в строительстве социализма и особенно в коммуни­стическом воспитании детей женщинам принадлежит огромная роль, мы считаем необходимым усилить работу Союза женщин.

В работе Союза женщин наметился значительный прогресс. По сравнению с прошлым сейчас в Союзе женщин стало больше хороших кадров. Раньше было немало женщин, щеголявших модны­ми сумочками. Такие модницы не могли влиться в гущу масс, представляли большую помеху развитию работы Союза женщин. Я считаю совершенно правильной мерой то, что таких женщин вытес­нили и укомплектовали руководящие кадры Союза партийными активистами с прочной классовой позицией.

Были такие люди, которые думали, что в руководстве Союза женщин могут быть только интеллигентные женщины, окончившие в прошлом вуз или техникум. Это большая ошибка. Женщины, с которыми имеет дело Союз, — труженицы, работающие на заводах и в деревнях. Как же могут заниматься работой Союза женщин такие «просвещенные дамы», которые ничего не знают о заводской или сельской жизни, а только умеют пользоваться косметикой или ходить с хорошей завивкой? Завивать волосы и красиво одеваться не такое уж важное дело, этому легко научиться. Стоит только пока­зать, и даже деревенские женщины этому сразу научатся. Однако нелегко добиться того, чтобы женщины с модными сумочками, любящие повеселиться, стали руководящими кадрами Союза жен­щин, дышащими одним воздухом с женщинами-труженицами и решительно борющимися за претворение в жизнь политики партии. Поэтому целесообразно поставить на руководящие посты стойких товарищей, закаленных в труде на заводах и в селах. Если взять хотя бы выступавших вчера товарищей, то они в прошлом батрачили в чужих домах, испытывали лишения. Именно такие женщины дол­жны стать ядром Союза. Наша партия и наше государство сильны именно тем, что такие люди стали ядром во всех отраслях. И впредь, твердо придерживаясь партийных принципов в подборе и расстанов­ке кадров, мы должны непрерывно укреплять кадры Союза женщин.

Я не говорю, конечно, что не надо выдвигать на руководящие посты интеллигенцию. Мы должны привлекать здоровую интелли­генцию к руководству, а в будущем все должны стать интеллигента­ми. Интеллигент ничего особенного собой не представляет. Интел­лигентом является не только тот, кто имеет вузовский диплом. Всех товарищей, выступавших здесь в прениях вчера и сегодня, можно назвать интеллигентами. Подлинный интеллигент не тот, кто имеет диплом, а тот, кто владеет знаниями, необходимыми в жизни. Интеллигенты, носившие раньше четырехугольные академические фуражки, может быть, что-нибудь и понимают, когда открывают перед ними старые книги, но они ничего не знают из того, что необходимо нам теперь. Но интеллигенты, научившиеся всему в ходе практической работы, владеют точными и обширными знания­ми по всем вопросам.

Конечно, товарищи, не посещавшие школу, должны больше учиться. Можно учиться на заочных отделениях вузов, можно заниматься самообразованием. Таким образом, все кадры Союза женщин должны стать новой интеллигенцией. Мы должны и впредь прочно комплектовать кадры Союза женщин людьми, выросшими в среде рабочих и крестьян, умеющими хорошо работать в самой их гуще, с энтузиазмом берущимися за претворение в жизнь политики партии, а также прилагать неустанные усилия для повышения уровня их подготовки.

Следующая важная задача, стоящая перед Союзом женщин, — сделать всех женщин коммунистическими матерями, прекрасными коммунистическими воспитательницами подрастающего поколе­ния, активно вовлекать их в социалистическое строительство. Стать коммунистической матерью и стать строителем социализма — неотделимые части одного целого. Бездельницы не могут стать коммунистическими матерями. Чтобы стать коммунистической ма­терью, следует прежде всего принимать активное участие в социали­стическом строительстве. Только при активном участии в социали­стическом строительстве не отстанешь от непрерывно развиваю­щейся действительности и сможешь скорее усвоить коммунистиче­скую идеологию. Ныне в нашей стране, наверное, больше тысячи женщин, которые по окончании вуза не работают и бездельничают дома. По закону после окончания вуза следует отработать не менее пяти лет. Государство давало высшее образование не для того, чтобы женщины сидели дома, присматривали за детьми и готовили пищу- Так как женщины, окончив вуз, не идут работать, учреждения по подготовке кадров стали даже опасаться принимать на учебу женщин. Бесспорно, женщинам надо давать образование. Из них должно выходить больше кандидатов и докторов наук. У нас все еще нет женщин-докторов наук. Это достойно сожаления. Нужно, чтобы из среды женщин вышло много замечательных кадров для всех областей политики, экономики и культуры.

Среди наших женщин немало таких, которые считают, что лучше рожать детей и сидеть дома, чем заниматься важным общест­венным делом. Такие люди насмехаются над девушками, поздно выходящими замуж, считая их незадачливыми, и клевещут на тех, кто продолжает учиться и долго не выходит замуж. Союз женщин должен повести энергичную идеологическую борьбу против подоб­ных неправильных взглядов.

Мы не против того, чтобы женщины выходили замуж и рожали детей. Это для человека естественное и хорошее дело. Нехорошо то, что женщины ошибаются, считая, что они учатся и занимаются другими делами только для того, чтобы выйти замуж и рожать детей. После замужества и рождения детей можно и нужно продол­жать учиться и далее становиться кандидатами и докторами наук.

Чтобы женщины и после замужества продолжали развиваться, участвуя в общественной жизни, следует создавать для них все необходимые условия. Нужно открыть больше яслей, детсадов, прачечных, чтобы помочь женщинам заниматься общественным трудом. Государство обращает особое внимание на строительство таких<заведений. Однако в виду огромного строительства, ведущего­ся сейчас во всех областях, то, что делает государство, может оказаться недостаточным для полного удовлетворения потребно­стей женщин. Конечно, в будущем государство построит все заведе­ния, необходимые для привлечения женщин к общественному труду, но еще некоторое время будет трудновато. Однако, если Союз женщин правильно организует работу, то многое смогут сделать сами женщины, объединив свои силы.

Мне кажется, что хорошим примером может стать опыт кварта­ла Сосон города Пхеньяна. Хорошо было бы, если бы Союз женщин собрал своих членов и организовал работу по созданию яслей, прачечных, общественных столовых. Таким образом, следует созда­вать все условия для привлечения женщин к общественному труду и повышать их роль в социалистическом строительстве.

Раньше важными вопросами в работе Союза женщин были ликвидация неграмотности и борьба с феодальной идеологией, по которой было принято угнетать женщин. Теперь в нашем обществе такая работа, пожалуй, не составляет проблему. Сегодня Союз женщин должен активно мобилизовывать женщин на социалистиче­ское строительство, должен вкладывать силы в создание условий для того, чтобы они хорошо работали.

Как указано и в докладе IV съезду партии, работа Союза женщин составляет важную часть работы нашей партии. Городские, уездные, сельские партийные комитеты и другие парторганизации всех ступеней должны активно руководить и оказывать помощь работе женских организаций.

Настоящий слет матерей, думаю, станет поворотным пунктом для дальнейшего укрепления и развития работы Союза женщин. Я надеюсь, что после этого слета произойдут новые сдвиги в вашей работе по воспитанию детей и в деятельности Союза женщин.

Баннер
Баннер
PR-CY.ru